achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

Дела давно минувших дней....

Кавказское танго.

В сражении при Зивине в июне 1877 года, отряд генерала Арцу, опрокинув стремительным натиском кавказской конницы, передовой лагерь армии Мухтара-паши, обратил турок в бегство и, увлекшись боем и погоней,  углубился далеко в тыл османов. Сражаясь как всегда самоотверженно, азартно, всадники не заметили, как оказались в кольце превосходящих сил неприятеля.

Турецкая пуля, раскалённым металлом вонзившаяся в левое плечо генерала на миг отрезвила опьяненный битвой разум Арцу. Он заметил, что численность отряда его всадников стремительно тает.
Генерал громким голосом приказал своим всадникам  прорываться к виднеющейся  недалеко каменной постройке. С боем пробившись сквозь кольцо турок, они стремительно понеслись к постройке из дикого камня – плитняка с плоской крышей, представлявшей из себя небольшое оборонительное укрепление.
Всадники  спешились. Один из них отвел лошадей в укрытие под сенью каменистого холма, поросшего густым кустарником.

По команде  остальные воины заняли оборону по периметру.
Раненный генерал тяжело опустился на землю. Левая рука онемела,  черкеска набухла кровью на плече под золотым погоном.
 Адъютант  Хасбулат подбежал к нему, пытаясь  помочь. Арцу жестом отстранил его:

- Я сам.

Стащив правой  рукой за рукав черкеску с левой стороны, вырвал клок нательной рубахи и заткнул кровоточащую рану.
Вскоре с трофейным револьвером в руке вернулся к обороняющимся всадникам.

Турки, окружившие последний оплот битвы генерала Арцу, залегли в лощинах за каменными валунами, покрытыми мхом.
Меткие выстрелы всадников ранили и лишили жизни уже десяток османов.

Магомет-паша, командир турецкого отряда не спешил штурмовать укрепление и отдал приказ провоцировать всадников, вынуждая расходовать патроны.

И в какой-то момент он добился своего. Уже на турецкий залп со стороны обороняющихся все реже и реже звучали одиночные выстрелы и вскоре прекратились вовсе. Чтобы убедиться, что противник не блефует, Магомет-паша приказал подняться в рост двум воинам. Выстрелов со стороны обороняющихся не последовало.

Магомет-паша, прежде чем перейти к штурму приказал толмачу предложить неприятелю сдаться. Толмач зычным голосом прокричал:

- Сопротивление бесполезно. Сдавайтесь! Магомет-паша гарантирует вам жизнь!

После напряженного минутного молчания со стороны каменной постройки неожиданно послышался звук, будто ударили в бубен.
 А затем эти удары перешли в стройную ритмичную кавказскую мелодию. Это один из всадников Арцу поднял с земли валявшийся большой сосуд из пересохшей телячьей кожи и словно в бубен стал извлекать из него ритмы танца.

Изумленные турки застыли парализованные сумасшедшей храбростью всадников.
 На крышу постройки вылетел стройный красавец -  адъютант генерала Хасбулат. Короткие рукава его светлой черкески взмыли вверх, словно крылья птицы. Под всё ускоряющиеся ритмы лезгинки, Хасбулат с кинжалом в руке летал на кончиках пальцев ног по периметру крыши, выписывая невероятные «па» красивейшего кавказского танца.
Кинжал в его руке в лучах заходящегося солнца высвечивал замысловатые узоры молний.
Один из турок первым, пришедший в себя, вскинул ружье, целясь в танцора, но Магомет-паша строгим окриком отдал команду:

- Не стрелять!

На его суровом лице воина черные глаза блестели влагой изумления и восхищения вызывающей смелостью чужого воина.

С последним ударом бубна Хасбулат прокатился на коленях по диагонали крыши и исчез с поле зрения восхищенных воинов-османов.

Магомет-паша в алой феске и синем ярком сюртуке на фоне рядовых воинов своего отряда в замызганных грязных черных сюртуках и блеклых фесках, смотрелся как король перед толпой нищих.
Он что-то негромко сказал толмачу и тот вновь громоглассно перевёл  слова своего господина, обращенные к обороняющимся:

- Я не хочу проливать вашу кровь. Сдавайтесь. Вы же кавказцы. За кого воюете? Они вам не братья!

И вновь в минутной тишине на крышу каменного строения поднялись сначала Арцу, а за ним и десяток уцелевших всадников. Высокий генерал с бледным от потери крови красивым мужественным лицом и густой седеющей бородой стоял на краю крыши лицом к туркам.
За ним в шеренгу выстроились всадники. У всех воинов Арцу правая ладонь лежала на рукояти кинжала. Они всем видом демонстрировали османам готовность пасть под пулями или вступить в рукопашный бой.

Долгая, гнетущая тишина зависла над театром военных действий. Наконец толмач прокричал:

- Мой господин спрашивает – как имя твоё, генерал?

 Генерал качнулся от потери крови, но резким движением остановил двух всадников, пытающихся его поддержать. В закатном свете дня левая половина его черкески пылала багряным пятном крови.

- Арцу, меня зовут,  – ответил он хриплым голосом .

- Ты герой – продолжил толмач переводить слова своего господина. – Пусть Всевышний продлит годы твоей жизни.

 Магомет-паша обернулся к своему отряду и отдал приказ.
Турки развернулись и ушли прочь от непокорного бастиона генерала.

Адъютант подвел белого коня к Арцу. Вновь недовольным жестом отстранив попытавшегося помочь Хасбулата, генерал с усилием взобрался в седло, но в следующую минуту он необычайно преобразился. Прямая гордая осанка и намека на слабость не осталось в его облике .
 И вскоре всадники во главе со своим командиром растворились в кипящем мареве заката, разбавленного мутными сумерками.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments