achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

Платан Гиппократа.

Алкмена.

- Господи, я построю храм!-

Майкл проснулся от собственного крика. Встревоженная молодая супруга нежно гладила его руку.

- Ты кричал во сне. Опять кошмары? Тебе надо отдохнуть, нельзя работать по восемнадцать часов в сутки.

Майкл улыбнулся жене:

- Всё хорошо, спи.

Он опустил ноги на прикроватный коврик, встал и прошёл в детскую комнату. Дочка Виктория спала на боку, поджав ножки и положив вывернутые ладошки под голову.

Успешный молодой бизнесмен из Америки - правнук российских эмигрантов первой волны был счастлив и не счастлив одновременно. Любимая работа, жена - красавица и дочь. Маленькое чудо – смышлёная не по годам дочка, черноглазая принцесса, поражённая церебральным параличом. Испробованные методы лечения – массаж, лечебная гимнастика, метод Войта и прочие, не дали результата.

- Чёртова моторика! – злился Майкл, - за что это невинному ангелочку?


Малолетняя красавица на инвалидной коляске уже успела побывать на обложке солидного глянцевого журнала. В свои пять лет, не смотря на ограниченность движения суставов, она рисовала, как некогда её кумир, - Надя Рушева.

Маленькой Виктории снились фантастические сны, и она оживляла героев своих снов легким росчерком ручки «FABER – CASTELL». Её работы на ватмане формата А-4 регулярно выставлялись и приобретались коллекционерами за немалые деньги.

Майкл смотрел на спящего ребёнка. Загадочные тени зазеркалья, сменяя друг – друга гладили личико дочери. А Вика была уверена, что ее сон - это другая реальность, настоящая, красивая, чистая:

Под молодым раскидистым платаном с изумрудными, лучистыми большими листьями, прислонясь к стволу, сидел крепкий мужчина. Вьющиеся колечки светлых волос, курчавая бородка и волнистые усы, обрамляли волевое лицо с густыми бровями и пытливыми умными глазами. Поверх просторного хитона, заколотого пряжками на плечах, был наброшен плащ – гиматий, свисающий одним концом с левого плеча. Полукругом вокруг него сидели и стояли люди.

- Гиппократ, - услышала спящая Виктория женский голос своего сна, - дитё моё родилось разумным, три годика ей, но ни ходить, ни держать головку она не может и речь её не понятна. Помоги, скажи что делать?

Гиппократ протянул руки и взял маленькое тело девочки, скрюченное злой болезнью. Он бережно положил его на колени и стал упругими, осторожными движениями рук раскрывать, выпрямлять непослушные суставы. И в это момент неизвестно, откуда появилась большая, красивая, трехцветная кошка, белая с коричневыми и черными островами по изящному телу.

- Алкмена, - произнёс Гиппократ, - ты пришла, значит всё не так уже безнадёжно.

Кошка плавными движениями, ласкаясь, прижимаясь всем телом вслед за руками Гиппократа, оглаживала тело девочки. Изумлённые ученики и сторонние наблюдатели вдруг увидели, что тельце ребёнка распрямляется, ладошки послушно раскрываются, головка приподнимается. Но вот кошка легла на землю у ног Гиппократа, а он опустил тело уснувшего ребёнка себе на колени и сказал, обращаясь к его матери:

- Успокойся, женщина, девочка будет ходить.

Майкл, наблюдавший за спящей дочкой, увидел, что она откинула одеяльце, он нагнулся, чтобы поправить его и услышал шёпот:

- И я буду ходить!

Майкл еле удержался, чтобы не расплакаться, вернулся в спальню и пролежал в горестных раздумьях до утра.

Когда на следующий день он вернулся с работы, жена Светлана протянула ему рисунок дочери.

- Где это она видела? Это невозможно так детально рисовать неизвестную эпоху.

- Это Гиппократ, - услышал он с натугой выталкиваемые слова малышки Виктории, - Поедем к нему в гости?

Майкл и Светлана через интернет узнали, что родина Гиппократа греческий остров Кос в восточной части Эгейского моря. Четыре с половиной часа полёта и остров Кос, маленькой зелёной ящеркой среди синевы моря показался внизу.

Отель «KIPRIOTIS» со своим пляжем мелкого серого галечника, с каскадом бассейнов, ухоженными газонами, завитыми в колесо платанами, пальмами, оливковыми деревьями и деревьями цветущими алыми, белыми, красными гроздями цветов, спускающимися с высоты крон и яркое синее море, радовали отвыкшие от красок природы глаза, осиротевшие в серости каменных столиц.

Майкл с женой и дочерью поселились на первом этаже двухэтажного блока отеля с большой верандой балкона. Намеченную экскурсию к памятным местам Гиппократа, в связи с хлопотами по оформлению и расселению, решили отложить до завтра. Прогулявшись по обширной территории отеля и пляжа, семья отправилась на ужин.

В огромном зале столовой с бесчисленными аппетитными яствами греческого хлебосольства, с сидящими за столиками в радуге одежд туристов, Майкл отыскал свободный столик на уютной веранде, выходящей из столовой, и оставил там коляску с Викторией и Светланой, а сам пошёл выполнять заказ дам.

- Мама, посмотри, сколько здесь кошек! – воскликнула Виктория.

И Светлана увидела, что открытая веранда наполнилась десятком трехцветных кошек, которые курсировали вдоль столиков, ласково обволакивая ноги туристов, требуя взамен чего-нибудь мясного со щедрого стола.

- Да тут две банды, - пошутил Майкл, вернувшийся с подносом заказанного ужина.

Действительно, то тут, то там возникали конфликты, вздыбливающие шерсть конкурентов враждующих сторон. При этом прослеживалась территориальная принадлежность веранды в рамках, определённых «мафиозным» кодексом двух банд. Одна сторона состояла из тощих, не ухоженных, вероятно подвальных котов, а вторая - из приличных, следящих за собой кошек.

Виктория уже половину тарелки скормила двум милым своим постояльцам, как вдруг волна паники накрыла банды конкурентов. Они поджали хвосты, опустили уши и исчезли, будто растворились. Виктория подумала, что это обслуживающий персонал отеля применил неординарные меры по очистке веранды от гостей без браслетов постояльцев, но никого из персонала рядом не было.

И тут она вздрогнула от неожиданности и радостно, почти отчётливо и звонко крикнула:

- Алкмена!

Майкл и Светлана посмотрели в ту же сторону, куда глядела дочь.

Из столовой на веранду выходила крупная красавица кошка. Ослепительно белая шерсть, красивая мордочка в черно – коричневой полумаске и сверкающими драгоценными камнями глазами. Она подняла голову на голос девочки и пошла к её столику. Ласково потёрлась мордочкой и телом о ноги ребенка, встала на задние лапы, положив передние на колени улыбающейся счастливой девочки и внимательным, умным гипнотизирующим взглядом посмотрела в её глаза.

Майкл и Светлана, парализованные изумлением, застыли. Гул голосов туристов исчез, минута безвременья легла на веранду.

Когда родители пришли в себя, Алкмены не было, все стало, как и прежде. Две враждующие банды расхаживали по веранде, а Виктория скармливала остатки мясной части ужина своим трехцветным постояльцам.

Светлана уложила усталую полусонную Викторию в кровать. Майкл погасил свет и открыл настежь входную и дверь веранды. В конце сентября в отеле отключали кондиционеры, но ночи теплые и душные были не комфортны в закрытых помещениях.

Майкл и Светлана провалились в сон моментально, едва коснувшись головами подушек двуспальной кровати, стоящей рядом с кроватью Виктории.

Светлана проснулась внезапно. Огромная луна зависла в проёме двери веранды. Чувство неосознанной тревоги мурашками прошлось по телу. Она услышала шорох со стороны, не видимой из-за выступа стены входной двери. Светлана тронула за плечо Майкла, тот моментально проснулся и взглянул на Светлану. В свете луны он увидел палец на губах Светланы, призывающей молчать и слушать.

И тут же Майкл услышал шорох и мягкие шаги со стороны входной двери, и в следующее мгновенье неясная тень нырнула под их кровать и проявилась большой кошкой рядом с постелью Виктории.

Майкл и Светлана, зажав одновременно ладонями свои рты, чтобы не вскрикнуть, увидели нереальную картину.

Виктория села на кровать, затем медленно спустилась и встала на ноги и устремилась вслед за кошкой, прошедшей на балкон.

Майкл и Светлана, взявшись за руки, в состоянии мистического гипноза, осторожно пошли за Викторией.

Странная процессия глубокой ночью могла бы свести с ума любого, кто бы мог наблюдать эту картину.

Впереди шла большая кошка, следом маленькая девочка в ночной пижаме, а за нею парочка в нижнем белье.

Родителям Виктории казалось, что это все долгий – долгий сон, заблудившийся в реальности. Но, после длинного пути, кошка остановилась у ограждения из профиля с греческим узором. А за ограждением Светлана и Майкл увидели древний гигантский платан с выеденной временем сердцевиной ствола и пышной кроной.

- Платан Гиппократа! – чуть слышно изумлённо прошептал Майкл на ухо Светланы.

Они застыли в десятке метров от ограждения платана, какая-то неведомая сила не пускала их дальше.

Виктория подошла к ограждению, взялась ручками за металлические узоры и подняла вверх голову. В свете луны родители увидели, как нижние ветви платана пригнулись и каскадом листвы накрыли девочку. У ног её ласкалась гибким телом кошка Алкмена.

Лёгкий холодный утренний ветерок прилетел со стороны моря и заставил вздрогнуть и вернуться в реальность Майкла и Светлану. Они бросились к ребёнку, который обернулся и пошёл им навстречу.

- Я буду ходить! – услышали они её голос.

Майкл подхватил дочку – лунатика на руки, осторожно прижал к груди и, глядя в небеса, не громко, но с силой и дрожью в голосе сказал:

- Я построю храм, Господи!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments