achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

Настоящие друзья не многословны...

Виват, Россия!(Маугли).

Ветер перемен, бушевавший с 90-х годов 20 века, разметал Союз « Нерушимый» Республик свободных, пожарищем войны прошёлся по Кавказу, сорвал звёзды с Кремля и в виде осадков из олигархов выпал в аномальные зоны кладовых страны. От сотрясения порушились старые фасады библиотек, домов культур, детских садов, трансформируясь в офисы бывших партийных и комсомольских функционеров.

Бушующая стихия извращенного бандитского капитализма смела, закрутила инородный материал из учителей, врачей и прочей интеллигенции, превращая их в «челноков», тянущих текстильные нити из Турции, Китая, Польши в города и веси всего разрушенного некогда «Нерушимого».

Большая спортивная арена «Лужники», окутанная текстильной нитью, под напором «челноков» рухнула и превратилась в «Лужу» вещевого рынка, а на другом конце столицы от пули из далёкой Галактики, не учтенной Стругацкими, образовалась жёлтая аномальная «ЧеркиЗона»-Черкизовский рынок. .

« Лужа», поделённая на сектора, линии и торговые места, с утра до вечера гудела людским роем продавцов и покупателей. Металлические контейнеры, палатки, стойки, навесы, сетки, решетки были забиты и пестрели товаром, привезённым в клетчатых полистирольных гигантских сумках из возрождающихся и процветающих, благодаря в том числе и «челнокам», соседних стран.

Хозяйка контейнера, армянка Дина, имела солидный статус предпринимателя, принимающего на хранение товар и предоставляющая места в приконтейнерной зоне для торговли «челнокам».

С раннего утра постоялец контейнера Дины - учитель из Азербайджана весельчак Азик, с  носом какаду над пышными усами, развешивал на стойки специальными прищепками интимный товар. Мужские трусы с надписями «Билли Бой» и цветными рисунками очеловеченных смешных фаллосов, а так же комплекты мужского белья. Рядом его земляк, угрюмый доктор Абдулла, раскладывал на столик ремни и мужские брюки. Отгороженный решеткой от Абдулы, высокий рыжий парень неопределенной профессии, Денис из Украины, развешивал на плечиках турецкие пуловеры и толстовки.

И в этот момент, всегда в одно и то же время появлялась она – цыганка Ляля, занимавшая торговое место рядом с Денисом. Большие томные и тёмные глаза на смуглом лице красавицы весёлыми искрами ослепляли сразу прекращающих работу мужчин, и они все трое бросались помогать устанавливать её стойку и металлическую решётку. Ляля, укутанная цветастыми полосками ткани оригинального платья невообразимого покроя с многослойными пышными юбками, хохотала и шутила, пока мужчины оборудовали её место. Она приехала на заработки из Смоленска, где оставила в доме на хозяйстве, по цыганским обычаям, мужа с тремя малолетними детьми. Ляля не ездила за товаром в далёкие страны, а приобретала оптом на «Черкизоне» дешёвые китайские женские блузки и по двойной цене продавала в «Луже».

Безупречное чутье цыганской души, не испорченное цивилизацией, всегда приносило ей удачу в торговле. Она привозила с «Черкизона» на двухколёсной бытовой тележке со складной ручкой одну большую сумку с вещами и за два дня торговли опустошала её. За сезон торговли умудрялась обходить по прибыли трудяг «челноков», мотающихся за границу.

Ляля благодарила мужчин и, подбирая безупречную гамму рисунка, развешивала блузки так, что всякая проходящая мимо покупательница всегда останавливалась у её стойки и что-нибудь покупала. Прежде чем приступить к работе, Ляля садилась на раскладной стульчик, доставала маленькую иконку с изображением «Девы Марии», зажигала тоненькую церковную свечку и минут пять молилась за хорошую торговлю для себя и соседей, и желала всем здоровья.

А тем временем рынок, раскрывая тысячи подобных торговых точек, наполнялся гулом многотысячной толпы покупателей, приезжавших со всех городов страны и ближайшего зарубежья с большими баулами и двухколёсными тележками.

Бандит Юра проходил вдоль рядов торгующих и проверял у них наличие «Санитарных книжек» и «Патентов на торговлю», которые выдавала местная «крышующая» братва за 450 долларов в месяц с одной торговой точки. Юра, влюблённый в Лялю, всегда на полчаса задерживался у ее торгового места в попытке уговорить Лялю на тайное свидание. Она рушила все его планы своим остреньким язычком и смехом, вгоняя его в краску досады.

- У меня муж с детками в Смоленске, ох красивый он парень. А ты на себя в зеркало давно смотрел? У меня шкаф дома такой стоит – на тебя похожий.

Юра специально выучил фразу на цыганском языке и бубнил, как запомнил:

- Мири лачи, мэ тут хаман! (Я люблю тебя, дорогая!)

- Не распугивай мне покупателей, чучело! - хохотала цыганка.

И тут же рядом появлялся верный паж Ляли, мальчишка лет девяти из Таджикистана, иранского происхождения. Он потерял родителей, кочевавших, подобно цыганам, по просторам бывшей общей Родины и осевших временно в Подмосковье. При очередной облаве нелегалов, родителей забрали в милицию, а он сбежал и добрался до Москвы, где прибился к торгующему люду «Лужи». Симпатичный мальчишка- Маугли, как его прозвали на рынке, был всеобщим любимцем.

Маугли дёрнул за рукав комбинезона бандита Юрки и грозно сказал:

- Не обижай Лялю, она моя подружка!

Юрка отвесил лёгкий подзатыльник защитнику:

- Подрасти, щегол!

- Не тронь мальчишку, - сквозь вызывающий смех сердито сказала Ляля, - иначе я тебе повыдергиваю всё, что имеешь!

Расстроенный Юрка прошёл вдоль рядов торгующих и свернул на линию к центральной трибуне стадиона, где находилась местная радиорубка, вещающая платную информацию и песни по заявке на Республику «Большая Лужа». Его многострадальное сердце, разбитое любовью к Ляле, требовало утешения, и он заказал песню для неприступной красавицы. И над стадионом сочувствующий Юркиной душе радио колокол произнёс:

- А сейчас для цыганки Ляли, торгующей на седьмой линии сектора «С», места 465 прозвучит песня!

И, разрывая сердце бандита Юрки, пронеслась мелодия и слова:

- Ах, какая женщина! Мне б такую…..

Сосед Ляли по торговой точке весельчак Азик, прозванный на рынке «Билли Бой», по названию мужских трусов, которыми он торговал, подзадоривая «Маугли», сказал:

- Не отдавай Юрке Лялю!

- Я убью его, - кипятился всерьез мальчишка.

- Мы тебе поможем, - улыбнулся всегда грустный Абдула.

Ляля засмеялась и погладила по голове Маугли:

- Вырастишь, сынок, станешь милиционером и всех бандитов посадишь.

Маугли недовольный тем, что подружка назвала сынком, оттолкнул её руку и сказал:

- Я никогда не буду милиционером, они тоже бандиты. А когда вырасту, я женюсь на тебе!

- Слова настоящего мужчины! - сквозь еле сдерживаемый смех произнёс «Билли Бой».

- Менты, бандиты, какая разница? – проворчал угрюмый Абдула.

-Москали оборзели,- изрек Денис.

- Ей, сосед,- раздался окрик от контейнера с противоположной стороны, - у тебя стащили прикольные трусы.

Азик глянул на свою витрину и заметил пропажу одного комплекта.

- Кто это сделал? – закричал он в ответ соседу.

- Я видел толстую тётку, она ковырялась в твоих трусах, пока ты говорил с Маугли. Я отпускал товар, а когда посмотрел ни тётки, ни трусов.

- А где она? – Азик выскочил из-за своего прилавка.

Сосед вглядывался вдаль в обе стороны дороги, разделяющей торговые контейнера и заполненные до отказа бредущим в обе стороны бесконечным потоком покупателей.

- Я её не вижу!

- Вот, сволочь! – выругался Азик, и разразился бранной тирадой на азербайджанском языке.

Цыганка, Ляля, успокаивая Азика, сказала:

- Пусть эти трусы будут её последним счастьем и твоим последним горем в этой жизни!

Грустный Азик вернулся на место, а Маугли подошёл к нему, дотянулся и похлопал по-мужски маленькой ладошкой Билли Боя по плечу:

- Что Ляля говорит, то всегда сбывается.

К концу трудового дня в контейнер Дины торгующий люд начал привозить на хранение сумки с товаром. Маленький Маугли помогал торговцам укладывать аккуратно сумки, набивая контейнер почти под потолок, за что получал от 10 до 50 рублей в зависимости от щедрости клиентов, и на эти деньги оплачивал все свои житейские потребности.

Армянка Дина – хозяйка контейнера, оборудовала перед выходом из него маленькую каморку с раскладушкой и трёх секционным электрическим обогревателем, где и ночевал сын «Большой Лужи». Дина закрывала на ночь контейнер с Маугли на замок, чтобы уберечь мальчишку от вечерних облав «масок шоу» - милиции особого коррумпированного назначения, снимающего дань с нелегалов, работающих на рынке.

Каждое утро Дина, открывая контейнер, не переставала удивляться. Из него сначала выходил Маугли, а следом два его бессловесных дружка – собака и кошка. Животные поразительно были похожи окраской, как близнецы, на красивых снежных барсов – карликов. Дворняжку прозвали Борзиком, а кошку, хотя она и была «девушкой» - Барсиком. Эта парочка невозмутимо покидала контейнер и исчезала с поля зрения Дины на весь день, и появлялась снова утром.

Дина спрашивала Маугли:

- Как они пробираются в контейнер?

- Не знаю, Дина, когда я просыпаюсь, они с двух сторон спят рядом и греют меня.

- Обалдеть, - ворчала добродушно Дина, - ты настоящий Маугли и друзья у тебя, как у него.


Трагедия разыгралась в декабре за два дня до сезонного закрытия рынка. Дину, снимающую квартиру недалеко от «Лужи» разбудил звонок громоздкого мобильного телефона. Звонил охранник рынка:

- Дина, твой контейнер горит!

Дина, как ошпаренная кипятком, соскочила с постели, и мысли о запертом Маугли раскалённым безумием сжали голову.

Поймав такси, она примчалась на рынок. Пожарные из брандспойта поливали её дымящийся контейнер. Дина бросилась сквозь толпу охранников, бандитов и еще каких-то не знакомых людей к дверям контейнера с криком:

- Там Маугли!!!

Её перехватил бандит богатырь Юра и прокричал:

- Успокойся! Жив твой Маугли!

И тут же она увидела вздрагивающего испуганного Маугли, прижимающегося к своему сопернику Юрке.

А Юрка рассказывал:

- Когда я узнал, что горит твой контейнер, прибежал и свернул замок, открыл дверь, но не нашёл там мальчишки, испугался что он полез вверх на сумки и задохнулся в дыму, а тут слышу сзади его голос:

- Юрка, я здесь!

Юрка рассказывал, а по багровым щекам бандита текли слёзы, затем он погладил огромной рукой в волдырях от соприкосновения с раскалённым металлом по голове перепуганного мальчишку.

Дина присела на корточки, обняла Маугли, улыбаясь и плача, расспрашивала:

- Что произошло? Как ты выбрался?

- Не знаю Дина, Барсик и Борзик меня разбудили. Был дым, я кашлял. Наверное, обогреватель сломался и поджог вещи. Борзик схватил меня за рукав и потянул наверх. Там в углу, под самым потолком, наверное, какие-то воры раскрутили лист металла на крыше. Барсик и Борзик подлезли под него, он поднялся, и я вместе с ними выпрыгнул из контейнера.

Наутро весть о героических поступках бандита Юрки, Борзика и Барсика, а так же о чудесном спасении Маугли облетела весь рынок. К контейнеру потянулись торгующие люди и морально, и материально поддерживали Дину и Маугли, так что они в одно утро стали богаче, чем за сезон торговли. А расчувствовавшаяся Ляля даже поцеловала одуревшего от счастья бандита Юрку в губы.

Ляля обняла Маугли и стала уговаривать:

- Поехали ко мне в Смоленск, у меня такие же детки, как ты, вы подружитесь, а весной опять приедем сюда торговать.

- А как же Барсик и Борзик?

- А мы их заберём с собой.

Мальчишка обрадовался, но преждевременно. Все попытки разыскать двух четвероногих героев не увенчались успехом, они как будто сквозь землю провалились. Ляля задумчиво сказала:

- Это были твои Ангелы – хранители. Они следили за Бедой, которая шла за тобой. И когда она пришла, Ангелы помогли тебе убежать от неё.

Маугли долго не хотел садиться в автобус, который возил «челноков» от «Лужи» до Смоленска, все ждал своих друзей, что они вот-вот появятся.

Новый Год Маугли встретил в своей новой семье. У него появились новые любимые братья и сестренка, и много других родственников дружного цыганского братства. Но он часто грустил особенно по утрам, просыпаясь и не ощущая рядом тепло Борзика и Барсика. В зимние январские длинные ночи, забирающие часть утра, дети спали до позднего рассвета. Как то сумеречным утром Ляля на кухне приготовила завтрак и пошла, будить детей. В это время она услышала странные звуки у входной двери из коридора. Ляля открыла дверь и быстро побежала в спальню, растормошила сладко спящего Маугли и сказала:

- Иди, там к тебе пришли…

Сонный мальчишка поплёлся в коридор и вдруг, радостно что-то прокричав на незнакомом Ляле языке, вероятно по- ирански, бегом бросился к открытой настежь входной двери. Там на пороге, прижавшись друг к другу сидели младшие братья Маугли – Барсик и Борзик. Их и без того большие глаза стали еще больше от усталости скитаний в поисках друга, они светились магической, притягивающей безмерной радостью и любовью. И лишь Маугли услышал слова, не сказанные долгожданными гостями.

- Мы очень рады брат, что ты нашёлся.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments