achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

Хомохантер. Сыщик Гурин. История 8


 Председатель  следственного комитета явно был не в духе. Стоял у окна кабинета. По многолетней привычке концентрировал мысли, обозревая суету столичной улицы в убранстве поздней осени. Угрюмо задумавшись, держал меж пальцев сигарету,  истлевшую наполовину, лишь раз коснувшуюся губ курильщика.
- Странная история. Жуткая, майор. В разных районах города зверские убийства. Почерк один. У мужчин горло перекушено, словно волчья пасть на нем сомкнулась.
- Отпечатки?  Следы? Что говорят кинологи?
- Отпечатков нет, собаки след не берут. В общем, понимаешь - очередная чертовщина. А это уж однозначно - твое.
- Такое ощущение, генерал – полковник, что  монстры Хэллоуина  бросили кельтов и переселились к нам навечно.
Шеф, вникая в иронию подчиненного, глянул на календарь  рабочего стола:
- Вот, Олег, точно, и тут совпало – завтра 31 октября. Твой праздник. Вот и разберись со своей братией. Давай, сынок, удачи. Я на тебя, как всегда, надеюсь.

***

Осмотр пятой кряду  квартиры очередной жертвы, загонял разум в тупик.
Чертов лабиринт не имел выхода. Ни следов, ни видимых мотивов убийства. Разные районы, разные люди, разные занятия…
Гурин задумался: «Разные занятия?»
- Что ты обо всем этом думаешь, а, Алехин? – спросил он напарника.
- Этот кроссворд мне не разгадать.
- Да, лейтенант, сплошной кросс слов, причем непонятных, не логичных, - Гурин задумчиво,  машинально выдвигал ящики кухонного гарнитура, разглядывая их содержимое.
Затем, почти интуитивно, следователь снял  с полки  жестяную банку и заглянул внутрь. Извлек из нее три бруска упаковки лекарств. Прочел название.
- Черт, - воскликнул он невольно, - я уже это прежде видел! Алехин,  позови сюда участкового.
Молодой лейтенант полиции в отутюженном ушитом приталенном  щегольском мундире, отрапортовал:
- Лейтенант Власов, товарищ майор…
- Слушай, Власов, что, болен был при жизни этот парень?
- Никак нет. Хоть и полтинник  уже ему, а бугаем был. Характер скверный, склочный. На соседей наговаривал. Охотой увлекался.
- Слышал, Алехин – как и все те жмурики - тоже одинокий, склочный и охотник. Все они похожи друг на друга. Здоровяки, а вот это лекарство у каждого в доме, - протянул Алехину Гурин.
-  Изониазид? А от чего оно?
- От туберкулеза, Алехин. Давай, лейтенант, собери мне все видеозаписи со всех подъездов домов накануне и в день убийства  и все возможные записи с соседних зданий.

***
Трехчасовый зрительный марафон  по  бесконечной ленте записей и мелькающие кадры утомили разум сыщиков.
-  Стоп! – неожиданно воскликнул Гурин,  - отмотай-ка медленно назад. Вот это, останови и дай увеличение!
Алехин вывел на экран монитора заинтересовавшую майора картинку.
Старик с крупной овчаркой  застыли в прерванном движении у кирпичной сталинской пятиэтажки. Скобы пожарной лестницы цеплялись за стену от земли и до кровли на углу здания.
- Ты знаешь, Алехин, эта парочка уже раз мелькала в кадрах другого района.
Лейтенант вглядывался в картинку, напрягая память, затем изумленно и неуверенно произнес:
- Товарищ майор, да это же герой ролика  на you tube, сотня тысяч просмотров и куча лайков.
- Ты уверен? Чем он там шокирует народ?
Алехин открыл свой ноутбук и защелкал пальцами по клавишам:
- Вот, нашел!
Овчарка, похожая на героиню из застывшего на служебном мониторе кадра, лихо взобралась по пожарной лестнице на крышу кирпичного здания и исчезала из поля зрения, но через промежуток времени  -  также легко пронеслась по перекладинам вниз.
Олег смотрел популярный ролик,  и безумная догадка мелькнула искрой озарения в сознании:
- Эта акробатка – явно наша клиентка!  Алехин, срочно  фото с мужиком и собакой в полицейские участки по районам! Пусть подключат население к поиску.

***

Уже к вечеру следующего дня сыщикам доложили о месте обитания подозреваемой парочки.
Лесополоса на окраине микрорайона. Землянка – схрон бомжей среди зарослей кустарника.

Внезапное появление Алехина и Гурина, казалось, не удивило коренастого старика, сидящего на пне рядом с недвижимым телом  овчарки, присыпанной листвой.
Он поднялся навстречу людям в погонах. По его угрюмому, обросшему неухоженной бородой багровому лицу, обожженному смрадным дыханием жизни, текли слезы.
- Я сам только недавно понял, куда она временами исчезала. Я читал расклеенные листовки.
- Что с собакой?
- Я усыпил ее.
Гурин застывшим взором  сканировал лежащее тело пса. Затем перевел жесткий взгляд на мужчину:
- Ты не хочешь исповедоваться? Я слушаю.
- Долгая история, майор. Лучше отвезите меня в обезьянник, я там вам под протокол всю историю свою расскажу.
Гурин задумчиво и пристально смотрел в  глаза старика. Сыщика поразила глубина его взора, бездонность боли и житейской мудрости.
- Давай, излагай здесь. Обезьянник не для людей.
Мужчина тяжко вздохнул и обреченно,  и устало  присел на пень.
- Как скажешь, гражданин начальник.
Он минуту сидел, опустив голову, прокручивая в памяти жизнь свою, выискивая нужные эпизоды.

-Знаешь, майор, еще лет десять назад я был полон сил, но уже  чувствовал хищную поступь старости за спиной. Я в то время нефтяником  промышлял на Самотлоре. Сибирь. Гиблое место. Огромное болото на сотни километров. Комары-гиганты. Тьма комаров. Зимой морозы – металл лопается. Все постройки на насыпях песчаных и сваях. Самотлор  с хантыйского – «мертвое озеро».
В лихие девяностые на дно его с грузом на ногах тьма народа сгинула. Нефть и доллары, что близнецы сиамские. Все падальщики слетелись делить ничейное добро. «Братки» топили  упрямых коммерсантов. Потом и самих «братков» бродить по дну пускали. А впрочем – у Самотлора нет дна. Бездна жуткая.
Домик  отстроил у края Нижневартовска. Жил с супругой. Ни детей, ни родни. Молодая собака Багира – овчарка – и другом, и родственником  единственным и преданным была. Там и пенсию в 55 годов встретил. Помышлять стали с супругой о Большой земле. В обмен на заработанные акции мог выбрать любой край страны. Хозяева жилье для пенсионного балласта выкупали.
Как-то  с собакой далеко зашел по болоту – клюкву собирал. На поводке кожаном,  у пояса привязанном, держал собаку. Опасно в редколесье. Медведи бродят рядом. Нагнулся в очередной раз за ягодой и загнулся. Рвануло что-то пламенем в груди. Рухнул я.
Инфаркт отрубил сознание. Видать  собака сообразила, что худо мне - дальше некуда. Перегрызла
поводок и домой сиганула. Там мою старуху за подол хватает, скулит, за собой тащит.
Сообразила та, соседа позвала и за собакой в болота бросились. Так вот она, Багира, ангелом-хранителем оказалась. Но вскоре супруга сбросила тяжкую ношу земной жизни. В небеса подалась одна.
А я с Багирой перебрался в столицу, в однокомнатную квартиру. Запил горькую от одиночества и тоски.
Но однажды «кинули» меня местные риэлторы - окрутили, замутили, словно под гипнозом. Подпись я, не зная на чем,  поставил. С тех пор скитались с Багирой по разным районам столицы, ночевали по  подъездам. Слава Богу, пенсия выручает, денег, чтобы не сдохнуть от голода – хватает.
Летом  в парках и лесочках, в землянках с бедолагами потерянными, такими же, как я, жизнь доживал, зельем печаль разгонял.
Там и случилась эта история.
Свора  одичавших собак, как и мы -  брошенных за ненадобностью хозяевами, однажды осенью напала на одного из наших. Покусали сильно.
Благо мы с Багирой  вблизи оказались, а то разорвали бы несчастного на части. Багира бросилась на самого крупного пса, вероятно - определила вожака стаи, опрокинула, зубами рванула его холку. Моя овчарка крупная, а тот бугай – помесь немки и кавказца, раза в полтора крупнее. Очухался он, вскочил на лапы, тряхнул лохматой шкурой. Отлетела Багира в сторону, и в боевую стойку встала, скалясь, словно издевательски улыбаясь.
Пес застыл напротив, окаменел. Веришь, майор, глаза у него округлились. Я у людей не видел таких умных глаз.
Стая  его, бросив несчастную жертву,  рванулась было на Багиру. Клянусь, майор, мне показалась, вожак отдал приказ, и собаки послушно остановились.
Демон, как окрестил я чужака, дружелюбно вильнул хвостом и, пригнув к земле голову, покачал ею из стороны в сторону, как бы призывая Багиру к миру. А в глазах пса, можешь мне не верить, я увидел любовь. Так растерянно, удивленно и застенчиво смотрят  влюбленные юнцы.
Багира гордо выпрямилась, развернулась и неторопливо направилась ко мне.
Демон обернулся к стае, прорычал что-то, и стая растворилась между деревьями.
Ошалевший покусанный вскочил на ноги и быстро бросился прочь, хотя его никто не преследовал.
С той поры две своры брошенных людей и   братьев меньших объединились в одну большую стаю. Мы ночевали вместе, порой даже сообща осматривали и растаскивали съестное мусорных баков у супермаркетов. Нас объединили два вожака - Демон и моя Багира.
Видно, со стороны это зрелище стало кошмаром для жителей микрорайона. Даже,  говорят, в центральной прессе нас объявили стаей мутантов  и оборотней.
И вскоре настал для нас судный день – бригада догхантеров  ранним утром появилась у нашего лагеря с ружьями.
Знаешь, майор более жуткого зрелища я не видел и в кино. Выстрелы. Визг, кровь! Вопли бомжей.  Я  вцепился в Багиру и накрыл ее своим телом, и орал, что они могут пристрелить ее только вместе со мной.
Демон, защищая нас, бросался на стрелков.  Пули, как кровавые  осы,  покрыли его прострелянную шкуру, но он и мертвый  упал на нас, укрывая от карателей….
 Потом мы только вдвоем кочевали по разным микрорайонам, выбираемым Багирой.
Иногда она незаметно ненадолго исчезала, когда я вдруг отвлекался. Раньше Багира этого не делала.
Ты знаешь, майор, собаки умеют любить так, как не умеют люди.  Она мстила…

- А как она умудрялась не оставлять следов?
- Это у нее природное. Еще щенком, в Сибири – медвежий край, она находила и разрывала лапами какие-то грибницы.  Ни один зверь не мог взять ее след.
Старик умоляюще взглянул в глаза Гурина:
- Можно, майор, я попрощаюсь с Багирой  наедине, и пойду с вами. Знаю, хозяин в ответе за того, кого приручил.
- Давай, приятель, мы ждем тебя на дороге у машины.

Федеральная трасса шипела шинами проносящихся мимо машин.
Гурин зло уперся взглядом в обочину дороги, опершись спиной на кузов Лексуса  Алехина.
Алехин,  в чем-то сомневаясь, переживая, наконец-то решился высказаться:
- Товарищ, майор, листва, укрывающая собаку,  едва заметно шевелилась …
Гурин ответил резко, не дав лейтенанту окончить фразу:
- Я даже слышал, когда мы приближались, как хозяин процедил сквозь зубы команду – «Замри!»
Пойми меня, Алехин, я не вижу разницы между  догхантерами и хомохантерами. Но в данном случае я на стороне последнего.
Гурин извлек из кармана брюк портмоне, вытряхнул его, пересчитал деньги, и вопросительно глянул на лейтенанта.
Тот понял без слов и передал майору содержимое своего бумажника.
Гурин протянул деньги вышедшему из лесополосы старику.
- Возьми!  Тормози какого-нибудь дальнобойщика, и езжайте куда подальше, хоть в Нижневартовск. Все же  есть там близкие вам души.

Машина сыщиков, прокрутившись  по мокрому  осеннему асфальту взвизгнувшими колесами, умчалась в город.
В момент расслабленные мышцы не удержали тело. Старик рухнул на колени в наметенную ветром кучу листвы, зачерпнул трясущимися руками прелую пригоршню осени и уткнулся в нее лицом. Плечи мужчины затряслись в рыдании.
Из сумеречного, темнеющего леса  к нему неслышной тенью подползла овчарка и, скуля виновато, лизала шершавым языком сухие натруженные кисти рук, скрывающие лицо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments