achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

"Улыбка Черного" часть 3-я

Часть 3

Старинный особняк встретил молодоженов радостно. Молодость и красота, звонкий, веселый смех новой хозяйки  озарили все вокруг. .Душа Георгия Пумы, душа закоренелого одиночки очнулась от философского осмысления жизни и с любопытством наблюдала за новым, непривычным ему существом – женщиной. Георгий понял, что влюбился основательно.
По приезду домой Георгий спрятал Глову «Черного» в глубокий стенной сейф своего кабинета.Картина с красочным, ярким африканским пейзажем скрадывала сейф на стене.

       Эллана скоро переняла образ жизни и мысли чужого ей мира. Георгию доставляло большое удовольствие заниматься образованием Элланы. Она была способной ученицей. Быстро освоила грамматику. Через два месяца свободно писала и болтала на любые темы, на языке чуждом ей ранее. Серьезно увлеклась математикой, географией. Впитывала науку, словно губка. Георгий был в восторге от своей жены.



Вечером, обнявшись, они гуляли по малолюдным пляжам окрестности. Но безмятежному счастью всегда приходит конец. Счастье – это наркотик – действие его краткосрочно. Жизнь вообще и в основном – это сплошь пробуждение с похмелья.

Срочные дела вынудили Георгия уехать в город, который находился километрах в ста от дома.

Эллане пришлось остаться одной. Чувство одиночества мгновенно парализовало все ее жизненные силы. Она не могла ничего делать. Часами стояла у окна своей комнаты, вглядывалась вдаль, мысленно звала и звала Георгия. Одиночество оказалось нестерпимым испытанием. Она грустила и ночами не в силах была сдерживать непроизвольно катившиеся слезы.

На третий день отсутствия Георгия на Эллану вдруг накатило странное чувство тревоги. Ночью она неожиданно проснулась, лежала тихо, не понимая причины острой тревоги. И вдруг явственно услышала хрипловатый, приглушенный, словно шорох, голос:

- Эллана!

- Что это? – мелькнуло в Глове девушки.

Она села, опустила ноги на прохладный пол, прислушалась. И вновь, но более явственно услышал:

- Эллана, я давно жду тебя, иди ко мне.

В одной тонкой ночнушке, босая, Эллана гипнотически пошла  на зов. Звук глосса шел из кабинета Георгия на первом этаже. Эллана зашла в освещенный полной луной кабинет мужа. Подняла глаза и обомлела. Ей показалось, что она смотрит в окно и видит родные места своей родины. Освещенная луной картина была неимоверно реалистичной. Это был африканский пейзаж, прикрывавший сейф. Эллана зачарованно вглядывалась вдаль ожившей картины. Легкий, дурманящий ветерок, прошелестел по кабинету. Эллана вздрогнула. От стены, на которой висела картина, отделился призрачный силуэт. Эллана испуганно закричала. По расплывчатым очертаниям силуэта она увидела, что это был человек, но человек без головы, и он шел к ней с протянутыми руками. Сердце Элланы дернулось навстречу их липкому прикосновению, и она рухнула, потеряв от ужаса сознание.

Возвратившийся домой утром того дня Георгий нашел тело жены в бессознательном состоянии на полу своего кабинета. Он бережно отнес Эллану в ее комнату. Уложил в постель. Привел ее в сознание нашатырем. Растер ей ступни этиловым спиртом. Напоил горячим чаем с настоем валерианы, укутал в одеяло. Эллана, казалось, потеряла дар речи. Лишь смотрела на Георгия глазами полными слез. Он лаской усыпил Эллану. Спала она долго. Занимаясь домашними делами, Георгий каждые десять минут осторожно заходил в комнату жены, чутко прислушиваясь к ее сонному дыханию.

Эллана проснулась лишь поздно вечером. Тело отдохнуло, но нервы были расстроены. Она, рыдая, рассказала Георгию о событиях того вечера. Георгий как мог, успокаивал жену.

- Не оставляй меня одну, - умоляла его Эллана.

- Хорошо, - сказал Георгий, - сегодня же я дам объявление, и мы наймем служанку по твоему выбору. Ты согласна?

- Ладно, - слабо согласилась Эллана.

Тут же Георгий созвонился с друзьями из редакции «Вечерний Вестник» и попросил дать объявление по найму служанки. И уже на следующий    день, к вечеру по дому разнесся мелодичный звон входного звонка. Георгий вышел на крыльцо. Перед ним стояла стройная, смуглолицая, красивая женщина, на вид лет сорока.

- Я по объявлению, - сказала она.

Георгий проводил ее в дом, позвал Эллану, и после непродолжительного собеседования служанка была принята.

Георгий с удовольствием отметил, что женщина пришлась по душе Эллане. Служанка была явно с примесью африканской крови, вероятно, метиска. Она оказалась сдержанной, улыбчивой, малоразговорчивой, трудолюбивой. Женщины быстро привязались друг к другу. Лара, так звали служанку, всюду сопровождала Эллану на прогулках, вкусно готовила, поддерживала идеальный порядок в доме. Георгий успокоился. Через неделю обстоятельства вновь заставили его собраться и уехать в город.

Эллане было уже не так тревожно в большом доме. Рядом находилась Лара. Вечером она, словно добрая мать, убаюкивала Эллану, рассказывая ей дивные, сказочные истории о прекрасных, сильных героях. Эллана обратила внимание, что во всех этих историях обязательно действие происходило в далекой, милой сердцу девушки, Африке.

Как-то ночью Эллана проснулась от какого-то шума внизу, кажется, из кабинета Георгия. Не зажигая света, она вышла в коридор, на цыпочках подошла к комнате служанки, тихо отворила дверь и заглянула в комнату. Комната была пуста, постель не тронута. У Элланы похолодели конечности, сердце бешено заколотилось. Бессознательное чувство заставило ее спуститься по лестнице вниз и подойти к кабинету Георгия. Только она ухватилась за ручку двери, как там раздался страшный вопль. Рука Элланы сама рванула ручку дверь кабинета, и она увидела ужасную картину: служанка в изодранном платье лежала на полу, рядом с ней лежал африканский пейзаж, сброшенный со стены.  Перепуганная насмерть Эллана подошла к служанке. Тело Лары было неестественно распластано на полу. Лицо смертельной бледностью упрятало ее смуглость. Больше всего Эллану поразили ее скрюченные пальцы, со сломанными в кровь ногтями. Эллана непроизвольно подняла глаза туда, где висела картина и увидела дверцу сейфа. По дверцы алели борозды крови. Вероятно, Лара пыталась ногтями сорвать эту дьявольскую дверь. Эллана, сама не зная как, влетела на второй этаж, вбежала в свою комнату. Из тумбочки достала снотворные таблетки и несколько штук проглотила, не запивая, давясь. Затем забилась в угол большой кровати. Ее била нервная дрожь. Укутавшись в одеяло и качаясь из стороны в сторону, она застонала от сумасшедшей боли в сердце. Через некоторое время тело ее обмякло, и Эллана уснула. Таблетки сломили напряженное тело. Эллана очнулась, когда в окно светило яркое солнце. На пороге с подносом и дымящимся кофе стояла Лара.

- Ну ты и горазда спать, принцесса, - с улыбкой произнесла она.

Эллана не понимающе захлопала своими длинными ресницами.

- В чем дело? – опять улыбаясь, спросила Лара. – Что-то нехорошее приснилось? Да?

- Не знаю, - нерешительно ответила Эллана, - наверное.

Она с отрешенным видом выпила чашечку кофе, съела бутерброд. Встала. Сходила, умылась. Прохладный душ придал ей свежести. Проходя мимо кабинета, она, пересиливая суеверный страх, заглянула в него. Все на местах. Чистота. И тот пейзаж на месте. Хотелось подойти и отодвинуть картину  в сторону, но подсознательный голос говорил:

- Зачем тебе это, ведь все же хорошо, все это тебе приснилось.

И Эллана развернулась и пошла к себе. По пути заглянула в столовую и увидела вытирающую посуду Лару. Эллана подошла к ней. Чуть поколебавшись, дрогнувшим голосом попросила:

- Лара, дай, пожалуйста, свои руки.

Лара улыбнулась.

- Что с тобой? – спросила она и протянула  к ней руки.

Эллана окинула взглядом ее ногти. Они были аккуратно подстрижены. Эллана спрятала свое лицо в ладони Лары и расплакалась.

- Ну что с тобой происходит? – снова спросила Лара.

- Все в порядке, - улыбнулась жалобно Эллана, поднимая на Лару свое заплаканное милое лицо.

Когда Георгий вернулся домой, он заметил, что с Элланой происходит что-то странное, она похудела, в глазах – грусть.

- Ты не заболела, случайно, моя родная? Что с тобой, солнышко?

Эллана прижалась к нему, уткнулась в плечо и сказала:

- Ничего, немного не здоровится. Не волнуйся это пройдет.

Георгий обхватил ее за плечи ладонями, заглянул в глаза, закачал головой и произнес:

- Бледная какая-то. Ты, наверное, мало бываешь на свежем воздухе. Да?

- Да, да, - прошептала Эллана, вырвалась и убежала на улицу.

Георгий задумчиво посмотрел ей вслед, сосредоточенно думая о чем-то.

За месяц безвыездное пребывания Георгия дома помогло Эллане стать прежней: улыбающейся, милой, нежной. Георгий успокоился. Но однажды ночью, бессонной и душной, он вышел на балкон своей комнаты. Ему вдруг показалось, что кто-то бродит по саду. Он спустился вниз, вышел на крыльцо и обомлел. Впереди залитое лунным светом,  плыло прекрасное видение в образе женщины, стройной, прикрытой лишь тонкой, прозрачной материей длинной рубашке. Это  вмиг швырнуло память Георгия к могиле Джеймса в далекой Африке. Он рванулся навстречу видению, но тут же очнулся от вскрика:

- Ой, простите, мне не спалось. Я вышла погулять.

Это был голос Лары. До Георгия дошло, что перед ним служанка. Смуглое лицо его залила краска. И женщина, устыдившись своей наготы, бросилась в дом.

- Черт! – выругался Георгий и пошел к себе. По пути он заглянул в комнату Элланы. В лунном свете лицо ее было прекрасным, волна любви и нежности окатила Георгия. И он зашел в спальню жены и остался там до утра. И Эллана уснула вновь лишь утром, утомленная поцелуями счастливая.

Георгию не хотелось покидать свой дом, но дела есть дела. Он нежно простился с Элланой. Дал указания Ларе и уехал снова в город.

Уехал и не увидел полных слез глаз Элланы, не услышал ее шепота:

- Нам нельзя расставаться!

Но как не любил Георгий Эллану, не почувствовало его сердце прощального зова. Когда наступила ночь, Эллана долго не могла уснуть. Лежала в темноте с открытыми глазами, тяжесть разлуки давила грудь. Лишь только сон начал убаюкивать ее, как она явственно услышала грубые мужские голоса, доносившиеся из прихожей. Она осторожно выскользнула из своей комнаты. Крадучись подошла к перилам и посмотрела вниз.

Там Лара о чем-то спорила с тремя экзотическими мужиками. Их лица были черны как ночь, лишь сверкали белые зубы. Одежда была яркой, балохонистой, длинной. Эллана напрягла слух и услышала обрывки фраз:

- Я не могу…, - говорила Лара, - нужен ключ…. Не знаю.

Затем грубый мужской голос:

- Должна!   …. Проклянет тебя…. Гореть в аду!

Эллана вдруг поймала себя на мысли, что слышит знакомый ей африканский диалект. Но вот дверь отворилась, хлопнула, мужчины исчезли. Лара начала подниматься по ступеням.

Эллана влетела в свою комнату, замкнула на ключ и повалилась в постель, накрыв голову подушкой, вмиг уснула, словно провалилась, стрессовым сном.

Она ничего не стала рассказывать вернувшемуся Георгию. Замкнулась, была молчалива. Могла часами сидеть, уткнувшись взглядом, полным грусти в пространство. Почти не общалась с Ларой. Георгия все это настораживало. Эллана ушла в себя, не реагировала на вопросы Георгия. Ночами стала закрываться на ключ в спальной. Георгий забросил все свои дела, проводил бессонные ночи, караулил каждый шорох из комнаты Элланы. Однажды изнуренный тревожными ночами железный организм сдался. Георгий уснул. Ему приснился кошмарный сон. У развороченной могилы  стояло обезглавленное поникшее тело Джеймса и держало, прижимая к груди, свою собственную голову. Глаза головы, полные печали, смотрели умоляюще на Георгия. Георгий замотал головой, отгоняя чары, проснулся. И тут же ощутил легкий свежий ветерок на своем лице. Мозг, привыкший к экстремальным ситуациям, быстро выдал анализ, где-то открыто окно или дверь. Георгий безмолвно затаился, напряженно прислушиваясь. И тут же услышал мягкие шаги. Так ходит в джунглях хищный зверь. Беззвучно открылась дверь его комнаты. В проеме возник темный силуэт. Мгновение стоял, затем шагнул к постели Георгия. В свете выглянувшей из-за туч луны Георгий увидел зверскую черную морду и блеск клинка. Молниеносно перехватил запястье непрошенного гостя, с силой поддал головой в челюсть нападавшего. И в тот же миг тупой удар сзади сотряс голову самого Георгия. Он рухнул без сознания на постель. Мрак окутал его. Сколько он провалялся так, неизвестно, очнулся, дымка рассвета, едва освещала окно. Рука непроизвольно коснулась груди, где должен был на шнурке висеть ключ от сейфа. Его не оказалось. Превозмогая страшную жуткую боль в голове, Георгий вышел в коридор. Подошел к прикрытой двери Элланы. Нажал на ручку – дверь поддалась, растворилась. Кровать разворочена, пуста. Георгий застонал и бросился к лестнице. Он упал. Тело отказывалось слушаться, из головы капала липкая кровь. Георгий сконцентрировал всю свою волю, скатился вниз по ступеням. Держась за стену, добрался до своего кабинета и рухнул в проем двери. Когда он снова пришел в сознание и уселся на полу, взору его предстало ужасное зрелище: у стены, где находился сейф, лежали три изувеченных трупа чернокожих мужчин и рядом скрючившийся в последней, смертельной боли труп служанки Лары. Георгий поднял глаза и увидел распахнутую дверь сейфа. Он был пуст. Георгий добрался до ванной комнаты. Простоял долго под ледяным душем. Железная воля и здоровье кое-как восстановили силы. Георгий обошел соседей, собрал мужчин, и пядь за пядью проверил все близлежащее  побережье и окрестности. Элланы нигде не было. Днем позже к поиску подключилось местное подразделение полиции и сторожевых катеров. Проверили вокзалы, порт. Все было безрезультатно. Никаких следов Элланы не обнаружили.

Огромная, невероятная депрессия навалилась на Георгия. Он с силой заставлял себя есть, пить. Жить совершенно не хотелось. Его черные глаза излучали неимоверно дикий, злой свет. Он стал похож на затравленную охотниками стройную пуму (под стать своей фамилии). Сон покинул его тело. Георгий ночами не спал, а грезил наяву. В этих грезах повторялось одно и тоже. Из джунглей навстречу ему бесконечно шла и шла улыбающаяся, стройная, красивая Эллана. Соседи каждый день наведывались к нему, приносили горячую еду. Горестно качали головой. Но вот однажды ночью Георгию пригрезилась отчетливо совершенно новая картина. На огромном утесе, о который бились гигантские пенящиеся волны моря, стояла обезглавленная фигура Джеймса с собственной головой в руках. И тут Георгий увидел Эллану, подходящую к Джеймсу. Чудные глаза ее безумны, в вытянутых руках ужасная черная голова, с сатанинской улыбкой и горящим красным взором. Эллана подошла к Джеймсу и приложила голову к обрубку шеи. Георгий округлил глаза, вскочил на ноги. Его поразила осознанная мысль. Он узнал утес. Пейзаж был реальным. Грезы тут же исчезли. Георгий бросился в сад. Заскочил в одну из хозяйственных построек. Через несколько минут выскочил оттуда с огромным пылающим факелом. Георгий бросился к морю, к тому опознанному в грезах утесу. Сгустки  тьмы шарахались в сторону от света факела. Когда он добрался до утеса, погода разыгралась не на шутку. Огромные волны молотили прибрежные скалы. Ветер выл так, что казалось, вот-вот лопнут барабанные перепонки, одежду срывало болью, словно вместе с кожей. Порыв ветра сорвал огонь факела, Георгий оказался в кромешной адской тьме перед утесом и бушующей стихией. Прикрывая ладонью глаза от порывов дождя и ветра, он острым взором прищуренных глаз изучал каждый выступ утеса. На одном из них задержал свой взгляд. Ему пригрезился огонек. Он до предела напряг свое зрение, пока не убедился, что это так на самом деле. Тело его налилось чудовищной силой. Он легко, словно не было крутизны подъема, острых краев камней, ливня и штормового ветра, начал подниматься навстречу светлому пятнышку. Когда перебросил свое тело на очередной выступ, взору его предстал вход в пещеру с  таинственным светом изнутри. И снова память унесла Георгия в далекую Африку. Он это уже там видел. Георгий ворвался в пещеру. И, как несколько лет назад, обомлел от увиденного. Та же картина. В углу, на естественном выступе стены пещеры, стояла голова с дьявольской усмешкой. Лишь источник света был не ясен. Георгий тревожно окинул взглядом пещеру в поисках Элланы. И увидел ее ничком лежащей на каменном полу. Георгий бросился к ней, упал на колени и положил на них голову Элланы. Заглянув в ее зрачки, пощупал пульс, уловил слабое дыхание.

- Жива! – радостно озарила голову единственная мысль.

Он осторожно опустил голову Элланы на свою мокрую рубашку, которую содрал со своего мускулистого тела. Со стороны Георгий сейчас был похож на предельно сжатую стальную пружину, мышцы кольцами пробегали по его торсу. Глаза в мгновение стали большими, безумными, в них полыхал черный огонь. Он с неимоверной ненавистью, как берут за горло смертельного врага, схватил дьявольскую голову, выскочил из пещеры и что есть силы, швырнул в кипяток штормового моря. Минуту стоял, переполненный ненавистью. Затем вернулся в пещеру. Опустился на колени перед Элланой. Бережно приподнял ее тело, прижал к груди, целовал каждую черточку ее лица и рыдал безумно, как будто пытался вылить наружу всю скопившуюся внутри жидкую, ртутную тяжесть пережитого. Затем осторожно, как с хрустальной ношей, он спустился с Элланой к подножию утеса и вернулся в дом. Когда он вошел в комнату Элланы, то в тот же  момент рухнул вместе с ней в постель. Он лишь на секунду дал воле расслабиться, и организм, проявлявший титанические, нечеловеческие силы, исчерпал свои возможности. Так, в объятьях, в беспамятном сне и нашли их, заглянувшие утром соседи. Вызвали старого, мудрого врача, который долго качал головой, и все повторял:

- Невероятно, невероятно.

Сделал назначение. К Георгию и Эллане приставили сиделку и под ежедневным наблюдением врача они лишь через неделю пришли в себя. В отличие от Элланы Георгий быстро восстановил свои силы. Эллана же пришла в сознание, но сознание было мнимым, она ничего не помнила, никого не узнавала, молча смотрела своими огромными прекрасными глазами на окружающих. И ее взор не выражал абсолютно ничего. Опять бессонными ночами Георгий сидел у изголовья любимой. Скрежетал зубами, стонал. Однажды, не в силах более бороться с собой, бросился в прохладу волн и, неистово работая всем своим телом, поплыл к горизонту. Измотавшись вконец, вернулся к берегу и уселся бессильно на круглый скользкий валун. Смотрел вдаль моря. Оттуда тучи гнали волны. Когда их нервная гряда достигла берега, на одной из волн Георгий увидел нечто странное. Он вгляделся пристальней и понял, что на гребне волны к берегу несется человеческий силуэт. Этот силуэт был безголовым телом Джеймса. В протянутых руках он нес к берегу голову Черного. Георгий встал. Достигнув берега, силуэт Джеймса растворился, а к ногам Георгия покатилась жуткая голова Черного. Георгий с отвращением, что есть силы, пнул это исчадие ада и тут же бросился домой. Когда он вошел в комнату Элланы, то застыл от ужаса увиденного. Эллана, словно змея, извивалась всем своим стройным телом на развороченной постели, рвала на себе волосы, одежду, царапала лицо. Георгий  силой запеленал ее в одеяло, перевязал простыней. Оставив снаружи одну лишь ее голову. Но на лицо ее страшно было смотреть, она безумно скалилась, глаза источали бешенство и ненависть. Георгий с горя ударил головой и сжатыми кулаками по дверцам шкафа, которые разлетелись в щепы. И тут голову Георгия пронзила непонятная мысль. Он напряженно застыл, пытаясь понять ее смысл. Наконец, понял. Выскочил из комнаты Элланы и, словно дикий зверь, снова понесся к морю.

Он быстро отыскал голову Черного. Поднял ее, положил перед собой на песок. Опустился перед ней на колени и прорычал, рыдая:

- Дьявол, умоляю, верни мне Эллану, и я, клянусь, верну тебя на место!

Георгий с мольбой и нескрываемой ненавистью смотрел в лицо дьявольского ваяния.

Желтые электрические зигзаги пробежали по мерзкому лицу. Губы дернулись в страшной усмешке, глаза широко распахнулись и вспыхнули ядовитым красным пламенем. Георгий подсознательно понял, что сделка состоялась. Он завернул голову Черного в рубашку. Вернулся домой. Спрятал ношу в саквояж в своем кабинете. Зашел в комнату Элланы. Застыл на пороге, парализованный счастьем. Щеки Элланы порозовели здоровым румянцем, большие ресницы закрывали глаза. Лицо ее было лицом безмятежно спавшей счастливой красавицы. Георгий деревянными ногами подошел к кровати Элланы, развязал простыню, освободил ее тело из тугого плена одеяла. Бережно уложил ее на взбитую подушку. Нежно – нежно поцеловал ее в губы. Эллана сонно обняла его за шею и, не открывая глаз, прошептала:

- Я люблю тебя, милый! – и снова уснула.

Лицо Георгия превратилось в одну сплошную негасимую дурацкую улыбку. Он смахнул тыльной стороной ладони скатившуюся слезу. И  затем походкой смертельно уставшего человека ушел к себе в комнату. С того дня Эллана быстро вошла из кризисного состояния. Вновь порхала, словно безумная пташка. Стала как прежде милой, ласковой, жизнерадостной. Разумная память спрятала в кладовые её мозга отрезок этих кошмарных дней.

Когда Эллана полностью восстановила свое здоровье, Георгий как-то вечером, вроде бы так, случайно, спросил ее:

- А, что, родная, не хочется ли тебе увидеть своего брата, своих соплеменников.

Он заметил, как радостно вспыхнули ее чудные глаза.

И уже через неделю теплоход с молодоженами, подарками и роковой реликвией отплыл в далекий город Асэб.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments