achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

Великий запрет. глава 9


Зеркало судьбы.

Май – месяц сладкогрезный. Дикий мак и делянки-схроны опийного, заливают горизонт красным маревом. Утро и восход, вечер и закат тонут в нем.  И мак господствует в степи, делит гранью день и ночь, добро и зло, упрятав в киновари глаз своих потрошителей реальности.
Карабек, прихватив стопку учебников,  отправился во владения Шолпан, к священному мазару, готовиться  вместе с подругой к выпускным экзаменам в школе. Так потребовала Шамирам, опасаясь, что соблазны улицы и влияние младшего брата Витька, еще не вступившего в зону серьезного поворота жизни, будут  притуплять жажду знаний товарища.
Вечная старуха выделила ему часть гостевой пристройки, обычно обживаемой  паломниками,  прибывающими за оберегами, заговорами,  снятием хвори и порчи.
Свежая ночь, разбавленная сладостью трелей соловья и густым дурманом  настоя степной флоры, моментально смежала веки. Юноша, изнуренный зубрежкой, погружался в сон, едва голова касалась цилиндрической подушки, набитой ароматным сеном.
Прохлада  тоскливой полутьмы перед рассветом в распахнутую дверь  потоком воздуха прокатилась по телу Карабека. Он сонно шарил рукой по кошме, застилавшей солому, в поисках лоскутного одеяла. Внезапно посторонний звук в изголовье, заставил его сесть.
Два азиатских ушастых ежа с пробором на лбу и черным  панцирем иголок на спине, блестели красными огоньками глаз, вытянувшись на длинных ножках, без боязни рассматривая человека.
Сизая голубка  ворковала, прячась за ними. Затем троица непрошеных гостей развернулась  и с голубкой во главе  растворилась в проеме двери. Карабек неосознанно направился следом.
Могучий орешник в глубине двора скрыл поводырей  широким стволом.
Карабек обогнул  исполина,  и сумрачная мгла вспыхнула таинственным светом, отразившись  от огромных двустворчатых дверей перед ним. В вырезанной нише одной из них в глазури и золоте  застыл Святой Павел с книгой, а в  другой - Святой Пётр.
«Я  читал про эти двери, они вели в шатер  Тамерлана» - пронеслось в голове изумленного юноши.
В тот же миг врата распахнулись, и Карабек увидел себя, идущего навстречу. Он невольно дернулся назад, двойник повторил его движения.
«Это зеркало!» - любопытство притянуло тело  к мрачному полотну. Оно  рассыпалось серебряным звоном осколков.
Дрожащий свет факела  осветил гробницу с саркофагом по центру, накрытым  плитой темно-зеленого нефрита. На надгробной плите сидели два древних  воина, как братья-близнецы похожие друг на друга, лишь  золотые доспехи востока – куяки отличались друг от друга формой пластин,   ламеллярные – продольные у одного и чешуйчатые у другого,  да незначительная разница в возрасте. 
«Чингисхан!» - признал одного из них Карабек. Видать, другой был хозяином усыпальницы.
Сосредоточенные лица правителей застыли над  золотой доской шатрандж – родительницей шахмат с фигурами слоновой кости на клетчатом поле.
Один из них медленно поднял голову и  грозным взором  окинул нарушителя уединения великих. И доска шахматная, вдруг превратилась в карточную колоду. Воины исчезли.  Колода  стала расти вширь и  длину, и вскоре перекрыла надгробие. Откинулась верхняя карта и сползла к основанию саркофага.  Дама-пик, страшная напряженной, взрывной  красотой черной магии и чем-то неуловимым напомнившая Шамирам, молча,  сделала шаг навстречу гостю.
Он невольно вскрикнул от ужаса и бросился прочь, в сторону своего ночлега. Захлопнул за собой дверь.   Упал  в постель, накрывшись с головой одеялом, словно  броней отгораживаясь от идущей по следу опасности.
Дверь  рывком открылась, мягкие шаги стремительно приблизились к его ложу. Призрак голосом старухи Шолпан спросил тревожно:
-Тебе что-то приснилось, внучек?
Карабек откинул с лица одеяло и обомлел. Над собой увидел напряженно застывшие силуэты Шолпан и Шамирам,  размытые,   хлынувшим в  открытую дверь, потоком солнечного света.
Карабек пересказал произошедшее, с нотой сомнения, обращаясь к вечной старухе:
- Неужели и правда, это был сон?
Шолпан неопределенно закачала головой:
- Ты скоро встретишься с друзьями у гроба Великого. Так рассказывает сон. Тебе, внучек, как и Шамирам, опасно углублять колею порока, надо выбрать свой путь. Видать, вы оба на круге седьмом. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments