achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

"Улыбка Черного" часть 2-я

Часть 2

 

Однажды, по стечению обстоятельств, Георгий Пума вновь оказался в Эфиопии, и он не мог не посетить могилу своего ушедшего в вечность, друга.



По натуре своей человек сильный, Георгий был сродни характером волку – одиночке. Шум стаи его нервировал. В одиночестве не было альтернативы собственному «Я». Сам себе хозяин, и всякие действия, определенные самим, считались единственно верными.
    Запасшись самым необходимым, то есть небольшим количеством съестного и большим количеством боеприпасов, и одним автоматическим ружьем, он неделю пробирался по девственным джунглям к могиле своего черного друга – Джеймса.

Уже были сумерки, когда он вышел к гряде красных гор, кроваво полыхавших в лучах ушедшего солнца. Еще миг – и наступила кромешная тьма. Георгий быстро развел костер, соорудил треногу над ним. Зажарил дичь, отстрелянную накануне. Поужинал. Запил ключевой водой. Залез в спальный мешок – уснул у костра, убаюканный воплями ночных обитателей джунглей. Он спал недолго. Проснулся в кромешной тьме от страшного чувства чьего-то присутствия.

Георгий открыл глаза. Лежал неподвижно, прислушиваясь к ночным звукам, анализируя их источники. Вдруг он внутренне вздрогнул. В изголовье явственно слышалось чье-то учащенное дыхание. Быстро оценил обстановку и резко сел, молниеносно расстегнув спальный мешок. Эффект неожиданности возымел свое действие. Он услышал, как шарахнулось в сторону то существо в изголовье. Еще секунда – и Георгий стоял на ногах, лицом в сторону источника шума с взведенным ружьем. Он готов был увидеть что угодно. Но то, что  увидел, превзошло все его ожидания. Ничего подобного ему не встречалось в жизни. В метрах пяти-шести от него освещенный тусклым ореолом, стоял трехметровый черный силуэт человекоподобного существа. А там, где должно быть лицо или морда, пылали два ярко-красных глаза. Не раздумывая долго, Георгий разрядил ружье в громаду неизвестного. Существо безмолвно шарахнулось в сторону и в одно мгновение исчезло. От грома выстрелов гигантская птица сорвалась с дерева и перекрыла двухметровыми крыльями небо. Отовсюду послышались испуганные вопли ночных тварей. Целую вечность джунгли выли и  стонали. Никто еще так нагло не нарушал их ночной жизни. Георгию было не до сна. Перезарядив ружье, он просидел у костра до рассвета, чутко реагируя на все приближающиеся звуки.

Утро встретило Георгия низким туманом. Но первый же луч солнца растворил его. Георгий умылся ключевой водой. Усталости как не бывало. Солнечный ясный день почти развеял кошмар минувшей ночи.

Георгий Пума сориентировался по одному ему известным приметам и направился в сторону могилы Джеймса. Вскоре он обогнул огромный валун, за которым находилось место захоронения. Но увиденная Георгием картина заставила перекоситься гримасой недоумения его красивое смуглое лицо. Могила, заложенная самим Пумой тяжелыми камнями, была разворочена. Георгий подошел поближе, и чувство суеверного страха сжало его сердце. Камни лежали в таком порядке, будто их подняли изнутри могилы. Так, словно покойник встал, встряхнул их и вышел наружу.

Георгий попятился задом с застывшим безмолвным криком ужаса на  лице. Но нашел в себе мужество. Вон отбросил чары.

- Черт! – вырвалось у него сквозь зубы.

Как человек бесстрашный, но глубоко реалистичный, не верящий в чудеса, он откровенно был потрясен. Чувство глубокой тревоги наполнило его существо. Он задумчиво огляделся. Сзади, совсем рядом, стеной стояла изумрудная сельва. Впереди, упираясь пиком в солнце, полулежала гора кровавого оттенка. Скорей бессознательно Георгий начал взбираться по крутой, режущей ладони, каменистой стене к тому месту, где нашел свою смерть Джеймс Болдуин. Когда Георгий с трудом добрался до входа в пещеру, нашел его замурованным оплавленными камнями, которые напоминали гигантские сгустки крови. Он присел устало у входа. Обхватил голову руками и впервые в жизни не знал, что ему делать. Но такое состояние длилось недолго. Наконец он нашел в себе мужество, собрался мыслями. Трезво попытался оценить обстановку. И громко сказал сам себе:

- Я должен понять, что тут происходит.

Остаток дня он посвятил тому, что изучал окрестности. Не нашел более ничего интересного. В сумерках вернулся к месту своей стоянки. Разжег костер. Задумчиво уставился в его пламя. В его черных глазах языки пламени плясали бесчисленными знаками вопроса. Вокруг наступила кромешная тропическая безлунная ночь. Россыпь звезд, придавленная тьмой, была бесконечно далека.

Эта ночь, в отличие от ночи предыдущей была душной, излишне теплой. Георгий подбросил поленьев в костер – больше для отпугивания ночной нечисти, чем для обогрева. Разостлал спальный мешок, улегся на него. Обнял заряженное ружье, уснул чутким, тревожным сном.

И вновь, как и в прошлую ночь, проснулся внезапно, интуитивно чувствуя: происходит что-то не то. Сел. Сна как не было. И вот оно – началось. Сначала светлой дымкой у горизонта, а затем и по всей округе разлился непонятный, неживой лунный свет. Георгий посмотрел вверх. Луны не было. Пальцы цепко обхватили ружье. Георгий был относительно спокоен, он готов был встретить хоть самого дьявола. И ожидания его не замедлили сбыться. Голова, помимо воли, повернулась в сторону валуна, загораживающего могилу Джеймса. Увиденное заставило Георгий вздрогнуть и судорожно оскалить зубы. В фосфоресцирующей тьме, слева от валуна, неподвижно, с  опущенными руками, в позе безнадежной усталости, стоял силуэт человека. И самое ужасное – у него не было головы. Оцепенение длилось одно мгновение, но показалось Георгию вечностью. Он ничего не успел предпринять. Силуэт плавно исчез за валуном. Нервный тик дернул голову Георгия вправо. И вновь обомлел. Совсем рядом с ним стояла стройная женщина в полупрозрачной тунике. Ее прекрасное лицо в мертвом свете скорее внушало чувство страха, чем что-либо иное.

Она жестом поманила Георгия. Он под гипнозом происходящего последовал за ней. Георгий потерял счет времени. Сознание заработало ясно, словно пробужденное ото сна. Когда Георгий понял, что бредет по какому-то подземному гроту, залитому таим же лунным светом. Проводница бесшумно и безмолвно шла впереди. Но вот она свернула за очередной изгиб грота, и тут же свет исчез. Непроглядная тьма окружила Георгия. Он достал из кармана зажигалку и в ее бледном пламени продолжил путь. Еще два изгиба грота, и впереди замаячил огонь.

Георгий загасил зажигалку, убрал ее в карман. Взвел ружье и пошел на свет. Через некоторое время он попал в большую каменную комнату, освещенную двумя факелами, воткнутыми в щели стен. Георгий огляделся. Два темных хода уходили под углом в дальней стене комнаты. Слева в полумраке вырисовывалась ниша. Георгию показалось, что там кто-то стоит. Он, было направился туда, но шорох со стороны темного прохода заставил его оглянуться. Он увидел из глубины тьмы сверканье двух красных глаз, не стал медлить и выстрелил в их направлении. Раздался легкий стон, и горячий ветерок пронесся по гроту. Запахло серой, в горле у Георгия запершило. Голова закружилась. Он снова глянул в тьму прохода. Глаза исчезли. Георгий закашлялся, но продолжил свой путь к нише. Но лучше бы  он этого не делал. Его воля уже была подломлена. Его самого била нервная дрожь. В нише, как в той пещере, в которой они были с Джеймсом, на высоком постаменте, стояла голова самого Джеймса!

Она была бездвижная, застывшая, но во всем остальном поразительно живая. Широко открытые, такие родные, знакомые глаза. Зовущая улыбка казалось вот-вот, заставит рот заговорить. Это было невыносимое зрелище.

Георгий зарыдал. Его глаза, десятилетия не знавшие слез, ослепли от их изобилия. Георгий злился на свою слабость, вытирал слезы рукавом и злобно стонал. Вдруг он почувствовал легкое прикосновение к своим вздрагивающим плечам. Так могла касаться только женщина. Георгий  уже перешагнул  порог страха. Ему все и вся было безразлично. Он обернулся. Перед ним стояла его проводница. Она, несомненно, была прекрасна. Но Георгий был слеп от слез. Женщина нежно погладила его по лицу, затем прижала его безвольное тело к груди. Гладила ладонями его плечи, спину. Целовала, осушая, его глаза, щеки, губы. Гипноз женской ласки, стресс пережитого лишил сознание Георгия. Сквозь пелену уже бесслезных глаз видел прекрасное лицо. Он ощутил руками упругое, молодое женское тело. Он уже  более ничего не видел, кроме этого притягательного создания. Завороженный, одурманенный мозг отдался бессознательному чувственному желанию.

Не ослабляя объятия, они опустились тут же на каменный леденящий пол, который таял под их горячими телами. Обезумевший Георгий рванул тонкую материю одежды женщины. В этот миг вновь пронесся легкий ветерок. Запахло серой. Горло Георгия перехватила спазма. Факелы погасли. Георгий сжал руками обнаженное тело и ощутил под ладонями шерсть. И в то же  мгновение к нему вернулось сознание. Он глянул в лицо лежащего под ним существа. Во тьме на него кроваво полыхали звериные глаза, и скалилась желтыми зубами фосфоресцирующая пасть. От омерзения и ужаса Георгий издал нечеловеческий вопль, вскочил на ноги и бросился бежать, догоняемый собственным воплем и диким хохотом нечисти. Горло его нещадно драл сухой, больной кашель. Голова гудела, как огромный ударяемый колокол. Вдруг яркий свет резанул глаза. Теряя сознание, он услышал хриплый, мертвый, потусторонний голос:

- Верни на место то, что тебе не принадлежит.

Ноги Георгия по инерции продолжали нести его, пока он не столкнулся с тем, что запечатлелось в его уходящем, истерзанном сознании навечно. Это было обезглавленное унылое тело Джеймса. Георгий рухнул, и все-все на свете кончилось.

Он трудно приходил в сознание. Обрывки картин с неясными силуэтами. Тут он почувствовал нежное прикосновение к лицу. Кто-то гладил его щеки. Георгий открыл глаза. Увидел над собой такое милое, до боли знакомое и незнакомое лицо. И вспомнил, вскрикнув:

- Эллана!

Безусловно! Это была она, дочь вождя, которую он вылечил когда-то от тяжелого недуга. Хотел подняться. Но все тело было налито свинцом. Он осмотрелся. Лежал на лежанке из шкур. Над головой – потолок из матов лиан и тростника. Он осознал, что находится в гостях у того племени.

Эллана, улыбаясь, слегка прижала его плечи к лежанке и заговорила на своем певучем языке.  За время общения с племенем Георгий без переводчика уже мог изъясняться на их наречье. И он понял смысл слов девушки:

- Лежи, лежи, ты болен, тебе нельзя двигаться.

В ее голосе и мягкой ласке рук было столько нежности, что Георгий расслабился и начал уходить в сон. Он лишь успел спросить:

- Как я здесь очутился?

Девушка начала было объяснять, но услышала ровное дыхание спящего. Улыбнулась. Наклонилась, нежно поцеловала лоб Георгия. Поднялась и пошла навстречу черному красивому парню. То был брат ее – сын вождя.

Георгий не просыпался трое суток. Нервная система приводила себя в порядок. Он похудел, почернел, осунулся. Но, проснувшись, ощутил удивительную легкость. Ласковая, улыбающаяся Эллана сутками сидела рядом с ним.  Исполняла каждое его желание, кормила его и поила, как больного младенца. Еще через неделю Георгий был абсолютно здоров. Но он ничего не помнил из того, что с ним произошло. Из рассказа сына вождя выяснилось, что тот нашел бессознательное тело Георгия на могиле Джеймса. Георгий лежал на ее холме, обхватив камни руками. По словам сына вождя, это «Черный» одурманил его желтым дымом и бросил умирать в отместку за прошлый визит. Но в память о том добре, которое  сделал Георгий, сын вождя пошел против «Черного» и унес Георгия в свое селение.

Георгий узнал от Элланы, что старый вождь недавно умер и забрал с собой в мир предков Каиссу. Вождем племени стал ее брат, молодой Эго.

Племя «Уснувшего народа» с восторгом встретило выздоровление белого колдуна, как они раньше окрестили Георгия. В его честь трое суток били барабаны, сопровождаемые танцами и обилием съеденных даров сельвы. За время своего нахождения в гостеприимном племени, Георгий сильно привязался к девушке. Частые ночные прогулки, беседы при луне, родили нежное, чистое чувство – любовь.

И чем ближе подходило время расставания, Георгий все более и более понимал, что дважды от счастья не бегут. И накануне отъезда он переборол свою натуру жесткого одиночки, сделал предложение Эллане. Она вспыхнула светлым пламенем счастья и бросилась бежать в сторону леса, испугавшись своих внезапно выступивших слез. Георгий понял, что она согласна.

Соблюдая все ритуальные обряды, получив в приданное небольшой кожаный мешочек с крупными алмазами, Георгий ущемил свою свободу – приобрел прекрасную жену Эллану, которая без грани колебаний дала согласие следовать за Георгием хоть на край света.

Провожать вышло все немногочисленное племя. На глазах у всех блистали алмазы слез. Вождь племени – Эго, крепко обнял Георгия, ткнулся носом в его щеку, строго посмотрел на Эллану. Молча развернулся и ушел, не оглядываясь, в селение.

Еще через восемь дней Георгий со своим нежным и милым приобретением находился в городе Асэб. Здесь они сели на теплоход и отплыли в сторону Европы.

В первоклассной каюте Эллана долго примеряла европейские обновки, купленные ей Георгием. Он наблюдал за ней влюбленным взором и улыбался, когда она по детски восхищенно вскрикивала, рассматривая себя в большое зеркало в очередном новом платье.

Так в ворохе новой воздушной одежды, она и уснула на диване. Георгий осторожно уложил ее, придав телу удобное положение. Укрыл ноги теплым пледом. Реостатом выключателя притушил потолочный светильник. Сел у столика и задумчиво уставился в темное ночное окно иллюминатора. Он просидел бесконечно долго, силясь вспомнить что-то очень важное. И тут молния озарила его сознание. За иллюминатором начиналась гроза. А мозг Георгия выдал ему явственно недавнюю картину, которую он увидел глубоко в себе, - это был обезглавленный темный силуэт Джеймса. Георгий пронзительно глянул в иллюминатор и обомлел: в нем, улыбаясь застывшей улыбкой, широко раскрытыми глазами смотрела голова Джеймса.







Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment