achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

Мертвые сраму не имут.

Двадцать третьему отказать.

«22 Клинчанина за ратные подвиги в годы Великой Отечественной войны удостоены звания Героя Советского Союза»
( «Книга Памяти» г. Клин, Московской области)

Сергей задумчиво листал стареющие листы домашнего архива. Вновь и вновь задавал себе вопрос, на который не находил ответа: « Ну почему ценили больше мертвых?» ….
***
Взвод батареи «сорокапяток» младшего лейтенанта Якова Чистякова в составе полка 192 Оршанской стрелковой дивизии в июле 1944 года с боями пересек границу Белоруссии и Литвы.
На время передышки между боями расквартировался в большом дворе хутора на телегах с фуражом, провиантом и армейской утварью.
Определив боевую позицию недалеко от деревни Геленово, замаскировав орудия и выставив караул, молодой командир с двумя сослуживцами возвращался на временную стоянку.
Летняя высь небес, словно колокол, звучала тревожным военным звоном голосов напуганных птиц. Навстречу лейтенанту, как привидение мирной забытой жизни, из ближайшей рощицы вышла стайка девушек в тонких ситцевых платьях. Оценивающий взгляд девиц прошелся по статной фигуре молодца, и влекущая улыбка тронула лицо одной из них. Она что-то тихо сказала подругам, и направилась к офицеру. Ловко увенчала его голову венком из полевых цветков.
- Я тебя вчера видела во сне. Теперь я - твое солнце, так переводится мое имя - Сауле.
Трогательный мягкий литовский говор сжал тоскливо сердце Якова и стыдливым розовым бликом отразился от его лица. От неожиданности он застыл, растерянно улыбаясь. Девушка, прыснув от смеха, бросилась вслед убегающим подружкам.
- Товарищ младший лейтенант, - вывел из ступора голос бойца Сабурова, - какая красавица. Везет же вам, на меня так никто не кидается.
- Все у тебя впереди, Тимур, уже скоро кончится война, вернешься героем, не будешь успевать снимать баб со своей шеи, - успокоил сослуживца, идущий рядом сержант Падалко.

***
Сырое прибалтийское утро промозглым холодом ладоней залезало под гимнастерки воинов взвода Чистякова, чутко спящих на сеновале амбара хуторян.
Внезапно свист и грохот разорвавшегося где-то за деревней снаряда и голос караульного:
- Взвод, тревога!!! - поднял воинов на ноги.
Чистяков, отдавая распоряжения сержантам двух расчетов орудий, бросился к телеге, на ходу укладывая в вещмешок боевые награды и документы.
Внезапно перед ним возник женский силуэт, и сердце нетерпеливыми ударами кулачков запросилось наружу:
- Ты что здесь делаешь, Сауле? – удивленно воскликнул он.
- Я пришла узнать твое имя и пожелать тебе удачи.
- Ты сумасшедшая? Сейчас здесь будет бой….
- Я сумасшедшее твое солнце и хочу знать твое имя.
- Яков меня зовут….
- Я буду ждать тебя, Яша.
- Прости, Сауле, но меня уже есть, кому ждать далеко на родине….
- Это не важно, Яков, я тоже буду ждать тебя.
- Возьми, сохрани документы, - растерянно проговорил Чистяков, протягивая вещмешок, передашь моим родным, если не вернусь.
Она взяла мешок, ткнулась горячими губами, орошенными слезами в небритую щеку оторопевшего мужчины, затем отпрянула и исчезла за углом хутора.

***
Сжатый, как пружина, сильный и грозный противник, переживая сокрушительные поражения по всем фронтам, временами вырывался вперед, в контратаку, отчаянно врезаясь в строй Советской Армии, марширующей карающим шагом Победы к Берлину.
Девятнадцатого июля 1944 года под деревней Геленово, смяв мощью армады танков передний эшелон пехоты, отрезав взвод младшего лейтенанта Чистякова от основных сил полка, полтора десятка танков градом снарядов вспахали позицию артиллеристов, уничтожив одну пушку и половину бойцов двух расчетов.
Корректируя огонь, он отдавал приказы наводчику. Вскоре красно-черным пламенем запылали три передние машины врага. Оглушительный взрыв где-то рядом избил тело командира комьями земли и диким свистом пролетевших мимо смертоносных осколков. Оглохший, временно потерявший ориентиры, он отчаянно затряс головой, не дозволяя разуму отключиться. И тут заметил разорванные, залитые кровью тела последних бойцов и сержанта Падалко. Заскрежетав зубами от злобы и боли потери товарищей, бросился к ящикам со снарядами и, как заведенный, за пределами человеческих возможностей, вгонял снаряд за снарядом в пушку, и точными выстрелами устлал поля боя черной копотью дыма семи горящих танков. Очередной вражеский снаряд мощным взрывом, отключил окончательно слух, и вскользь прошел осколком по затылку. Почувствовал, как по спине от шеи потекла горячая влага. Яков временами терял сознание, но заставлял себя стоять на ногах, вглядывался в темное марево покрывшее пространство перед собой, готовый к очередной встрече с механическим монстром. Неожиданно из лесополосы справа, на большой скорости выскочили две тяжелые самоходно-артиллерийские установки «Фердинант», стреляя сходу. Точным выстрелом поджег первую бронемашину. Снаряд второй подбросил, покорежил пушку и распял тело командира, раскинувшее руки на ее щите.
Кипящее море солнца залило весь мир перед глазами Якова. Из слепящего потока вышла Сауле, протянула руки, и надела на него серебряную цепочку с нательным крестом.
- Не надо, он католический,- чуть слышно прошептал Яков.
- Это не важно. Он с Божьей искрой, она питает душу.
Сауле развернулась и растворилась в волнах солнечного света, который вскоре рассеялся и погас. Черная бездна поглотила сознание воина.


Старший офицер вермахта, со знаком медицинской службы на левом рукаве и витыми металлической нитью погонами, с породистым лицом потомственного аристократа, не заносчивым, но гордым, угрюмо обходил дышащие гарью воронки от снарядов, покрывшие рубеж обороны младшего лейтенанта Чистякова. Внезапно непроизвольно вздрогнул, пораженный увиденной картиной распятия красноармейского командира на щите опрокинутой пушки, алый сгусток крови на плоскости метала, словно нимб, венчал его голову. С уважением и скорбью немец на минуту застыл, отдавая честь мужеству чужого воина….

***
Печаль из прошлого потемневшими страницами полевой почты командира стрелковой батареи лежала на письменном столе Сергея - внука Якова Чистякова, адресованная  супруге деда. Сквозь застилавшую глаза влагу непрошеных слез он вчитывался в потускневшие строки прошлого:
«Привет из фронта.
Здравствуйте, Екатерина Михайловна. Во первых строках разрешите Вам и ребятишкам Коли и Люси  передать мой фронтовой пламенный привет.
Екатерина Михайловна! Я сегодня получил от Вас письмо, адресованное на Вашего любимого мужа Яшу, но Вы меня извините за то, что отвечаю своим письмом для Вас неизвестный человек.
Из Вашего письма мне было все ясно и, что Вы просите знать подробнее о муже Яше.
Я своим долгом должен и обязан осветить всю подробность.
Яша прибыл ко мне в мае месяце, где пришлось с ним познакомиться и потом вместе с ним служить. Он такой замечательный человек, а на счет войны он хорош, смелый. Он награжден боевыми орденами и медалями. Мы с ним были в бою под Оршой, где прорвали сильную линию врага. Было 14 штук траншей. Мы это все преодолели.
Он участвовал в освобождении четырех городов и две реки форсировал. Наш товарищ Сталин в приказе шесть раз выносил благодарность, и Москва салютовала нам!
Мы достигли и перешли Государственную границу.
В это время 10.07.44 года Ваш муж со своими бойцами закрепился в одной деревне, а впереди находилась наша пехота. Враг пустил новую дивизию и 60 штук танков. Завязался сильный бой, таким образом, танками и Фердинантами отрезали немцы Вашего мужа со своими бойцами от наших основных сил. Но Ваш муж говорит, нет, никогда я не отступлю ни на шаг, буду биться покудово живой. От его выстрелов горели танк за танком, правда его бойцы стали выходить из строя и он сам был не раз ранен…..
В этом бою Яков погиб. Вот так Ваш муж дрался до последней капли крови, отдал свою жизнь за нашу Родину. Конечно, очень и даже очень жаль такого Яшу, но что поделаешь, война без потерь не бывает….
Екатерина Михайловна! Вашего мужа представили к присвоению звания Героя Советского Союза,
о котором скоро будет известно Вам и всему Советскому Союзу….
С приветом к Вам и Вашим детишкам и Вашим друзьям по работе, пожелать Вам воспитать детей Героев. Мравенко Павел Никитович. 27.08.44.»

***
Лейтенант, сопровождавший старшего офицера вермахта, наклонился над распластанным телом Якова и изумленно воскликнул:
- Невероятно, господин майор, он жив!
- Срочно отправьте его в госпиталь. Пусть сделают все возможное, чтобы он выжил. Это чертова война не знает жалости и чести….
Впервые, после воскрешения, увидел Чистяков белый свет жизни в концлагере.
Сложнейшая операция, проведенная военнопленным русским хирургом с помощью предоставленного немцами оборудования и ассистентов, поставила его на ноги. Кусок кожи, закрывающий мозг, вместо снесенной осколками кости черепа затылка, до конца жизни пульсировал, словно отбивал невидимую морзянку своему бессмертному взводу, в параде марширующему на небесах.
Скончался Яков Ильич Чистяков в 1974 году, ровно через тридцать лет после прихода своей «похоронки»

***
Сергей с призрачной надеждой вытащил из почтового ящика конверт и, все более волнуясь, извлек письмо на фирменном бланке Минобороны России.
Четкая казенная речь письма, обрушила последнюю надежду.
«Чистякову С.Н. 5 февраля 2014 года.
Уважаемый Сергей Николаевич!
Ваше обращение к Президенту Российской Федерации по вопросу присвоения Вашему деду Чистякову Якову Ильичу звания Героя Советского Союза (посмертно) за подвиг совершенный 19 июля 1944 года по поручению рассмотрено в Главном управлении кадров Минобороны России.
Звание Героя Советского Союза является высшей степени отличия СССР, и присвоение его в настоящее время не производится.
Кроме того, в результате изучения документов Центрального архива Минобороны России установлено, что за исключительный героизм и самопожертвование, проявленное в боях с немецко-фашистскими захватчиками, командир взвода батареи 45 мм пушки 490 полка младший лейтенант Я. И. Чистяков 20 июля 1944 года был представлен командиром полка к присвоению звания Героя Советского Союза.
Однако командующий войсками 3 Белорусского фронта в пределах предоставленных ему полномочий 29 октября 1944 года изменил вид награды на орден Ленина, и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года Ваш дед был награжден вышеуказанным орденом.
Таким образом, боевые отличия Я.И. Чистякова, о которых Вы сообщаете в своем обращении, отмечены государственной наградой СССР.
Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения Вашей просьбы не имеется.
С уважением, Начальник 3 управления Главного управления кадров. А. Руг»
***
С грустью и неосознанной виной, внук Сергей смотрел на фотографию деда, обвязанную траурной лентой. Он мысленно общался с ним и слышал его ответы.
« Прости нас дед за все обиды, что чинили тебе близкие без умысла и не держи обиды на Отечество за несправедливость….»
Свет улыбки пробежал по фотографии:
«Мое беспамятное тело попало в плен, а душа не застрелилась…, но лишь мертвые сраму не имут»
Неведомо откуда в сознании Сергея вдруг прозвучали строки незнакомого стиха:
«Почти живой, он в плен попал из поля боя,
И был лишен Звезды Героя.
Ему с издевкой шепчет Смерть:
- Чтобы стать бессмертным, надо умереть….»

***
В 2014 году Сергей пришел на кладбище в день первой смерти деда, что случилась  семьдесят лет назад.
Знакомая с детства улыбка ласково встретила взрослого, мужественного внука, похожего своей статью на него молодого.
-Дед, я пришел зачитать тебе один документ, - сообщил он, держа в руках желтую копию архивного листа.
Голос Сергея далеким эхом диктора Левитана, звучал торжественно до дрожи души:
«Наградной лист.
Входящий документ 08691 от 6.11.44.
Чистяков Яков Ильич, младший лейтенант, командир взвода батареи 45 мм пушек 490 стрелкового полка 192 Оршанской стрелковой дивизии.
Представляется посмертно к присвоению звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»….
Командир 490 стрелкового полка полковник Лыков.
20.07.44»
Закончив читать, Сергей взглянул на фотографию деда в камне и заметил скопившуюся влагу в уголках его губ.
- Дед, ты плачешь?
- Нет, - с грустной улыбкой в голосе ответил тот, - Герои не плачут. Это роса, Сережа.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments