achulik (achulik) wrote,
achulik
achulik

Аномальные контакты следователя Олега Гурина (часть 1).

«Omnis cellula ех cellula».*
(Рудольф Вирхов)

- Олег, я всего лишь пару часов в столице, увидимся?

- Конечно, ты где? Я уже еду.

- Куда? Я не успела тебе назвать адрес, может, ты едешь в противоположном направлении?

- А какая разница? Земля-то круглая, подъеду с другой стороны.

- Ты по-прежнему остроумен. Женат?

- Некогда.

- Но ты простил меня?

- Я всегда уважал чужой выбор.

- Чужой? Я тебе была чужая?

- Стала, как только сделала выбор.

- А я развелась, как только поняла, что сгоряча и назло замуж не выходят. Нет, выходят, но жизнь не сложится. А у тебя что-то осталось ко мне, кроме обиды?

- Обиды нет, что-то другое, сам не разберусь. Говори, где ты? – спросил и отвлекся на зуммер служебного телефона в нагрудном кармане, - Прости, не отключайся, я сейчас отвечу начальству.

- Слушаю вас, генерал-полковник.

- Гурин, срочно ко мне!

- А пара часов у меня есть?

- Нет, майор, срочно!

- Галка, прости….

- Не за что. Я все понимаю, как и тогда, - служба…

- А, может, задержишься, освобожусь, встретимся?

-Не могу,- вздохнула, - любимый, у меня самолет через час сорок. До свидания!

«Прощай, прощай….»- верещали в трубке гудки прерванной связи.

- Так и останусь бобылем: судьба, однако.

***

- Возьми, майор, почитай.

- Что это, генерал-полковник, самиздат - издержки молодости?

- Не остри, вопросы потом задашь, как прочтешь.

Гурин, как обычно, мгновенно перенесся в мир, вышитый гусиным пером на ветхой бумаге выцветшими чернилами.

«Преклонных лет потомственная купчиха первой гильдии Семирамида Яковлевна Саврасова была характером сварливая и пользовалась в обществе дурной славой. Ее усадьба на Басманной считалось проклятым местом столицы. Извозчики отказывались обслуживать клиента, называвшего адрес строения. Поговаривали, что в сочельник из печных труб ее усадебного дома вылетала нечистая сила в виде страшных демонов, в то время, как стены его тряслись от дикого хохота. Лишь заморский подданный, помышлявший о меднокотельном производстве в богатой стране, был частым ее гостем. Возрастом был помоложе, но нрава, схожего с хозяйкой. Ходили слухи, что просиживали они ночи напролет, играя в игру азартную, карточную, на деньги баснословные, якобы хотел купец заезжий отхватить у нее дом, чтобы на этом месте завод построить, но удача играла попеременно с обоими. По доносу соседей, об игре азартной, затеянной купчихой, было доложено куда следует, но ответ был получен на казенной бумаге следующий:

«Слухи бездоказательны. Позволяется употреблять игры в знатных дворянских домах; только ж не на большие, но на самые малые суммы денег, не для выигрыша, но единственно для препровождения времени»

Но случилось однажды страшное - померла старуха, говорят, не своей смертью, а умертвил ее демон темный. Нашла свою хозяйку поутру горничная, за столом сидящую, со свёрнутой выею.

В тот день гостей в доме не было. Все двери и окна изнутри были заперты, чужих следов пребывания в комнате покойницы не обнаружено. Только рассказывала перепуганная насмерть горничная, что видела она единовременно, как обнаружила убиенную, демона страшного, патлатого, с ужасным шрамом на лице, в зеркале старинном венецианском, что на стене висело напротив места злодеяния, но исчез он тут же. Видать свихнулась прислуга от страха, решили следователи. Вскоре дом был все же приобретен купцом иностранным. Построил он завод свой рядом с домом и постройки разные. Но стали домочадцы слышать шаги и стоны страшные ночами, а однажды и дочь хозяина свихнулась, увидев демона того самого в том же зеркале. Зеркало немедля купец продал, но стоны и шаги продолжали ночами наводить ужас на обитателей дома. И перепродал купец дом правнуку убиенной купчихи и закрыл завод и вернулся на родину».

- Что скажешь, Олег?

- Судя по тому, что я нахожусь у вас в кабинете, этот манускрипт имеет отношение к какому-нибудь уголовному делу?

- Ты проницателен, майор. Дело с очередной чертовщиной, как раз по твоей части.

- А подробности?

- А подробности нелепые. В указанном усадебном доме, до вчерашнего дня одиноко проживала наследница купеческого рода, упомянутого в рукописи, престарелая прима Большого театра. Сегодня ночью ее постигла участь этой героини. Манускрипт наши ребята нашли среди ее архива. И самое невероятное, ухаживающая за ней полусумасшедшая подруга, старуха-приживалка, утверждает, что находилась в спальне соседней комнаты и вбежала в комнату хозяйки, услышав ее страшный крик. Она уверяет, что увидела склоненного над покойницей страшного демона с широким шрамом на лице. От ужаса бабка потеряла сознание. А дальше все, как в рукописи, никаких следов и все двери заперты. Вот только зеркала нет, как ты прочел, продано было, зато демон был не отраженный, а визуальный. Весело? Прима – достояние страны, поэтому мы этим делом и займемся. Вопросы?

- Честно, генерал-полковник? Сплошные вопросы.

- Вот и задавай их себе, надеюсь, ответишь. Ты же знаешь, сынок, мне больше рассчитывать не на кого. Нечистая сила идет на контакт только с тобой. Давай, Олег, не подведи старика. Удачи!

***

Гурин присел в кресло, которое еще хранило память о покойной хозяйке и оно горестно выдохнуло пухлым телом кожаных подушек. Сыщик разглядывал старинный интерьер небольшого зала с потолком и стенами, отделанными квадратами красного дерева, с резными вставками диких животных по центру каждого. Огромный, до потолка, буфет отражал гранеными стеклами дверцы траурные блики тусклого света, проникающего сквозь бордовую ткань абажура светильника. Они таинственными тенями плясали на темной панели, сохранившей след когда-то висевшего там венецианского зеркала напротив массивного стола, за которым сидел Олег.

-Да, тоскливая обстановка, тут кого угодно увидеть можно, - проговорил он, обращаясь к молодому стажеру, новоиспеченному офицеру, который сам изъявил желание перенять опыт работы неординарного майора.

- Так точно, товарищ, майор, мне и впрямь чудится присутствие кого-то постороннего, наблюдающего за нами.

- Смотри, лейтенант, не свихнись до окончания дела, а то останусь без помощника. Пойдем, осмотрим внутренний двор купеческого владения.

Бывшее заводское одноэтажное здание и подсобные однотипные сооружения, да примыкающий к усадьбе небольшой домик, оформленный в традициях московского классицизма, сиротливо пресмыкались, окруженные молодыми домами – акселератами.

- А кто обитает в этих строениях? – спросил майор сопровождающую их приживалку убиенной хозяйки.

- Те, где был завод, забрало государство. Там всякие офисы теперь. А этот домик, впритык к усадьбе, в аренде у иностранцев, тоже офис, но ученый, там они поселяются, когда приезжают на симпозиумы в столицу.

- Понятно, а что у хозяйки-то есть кто из родни?

- Да, вот дала сестре ее, в Алма-Ату телеграмму, должна приехать на похороны.

Гурин протянул старухе визитку:

- Позвоните мне, когда приедет, пожалуйста.

***

-Ну, лейтенант Алехин, какие эмоции поселились в твоей еще не истерзанной убийствами душе?

- Ни одной зацепки, мистика сплошная.

- Согласен, но все же ты молодец, есть у тебя интуиция, раз почувствовал, что кто-то за нами наблюдает.

-Вы это, серьезно, товарищ майор?

- У меня вообще отсутствует чувство юмора, товарищ мой, лейтенант. Ладно, свободен. Завтра встретим родственницу, у нас с тобой есть к ней вопрос, который прояснит немного наши сомнения.

Олег пожал прощально руку обескураженному стажеру.

***

Мобильный телефон разбудил Гурина свадебным маршем Мендельсона, напоминая о неустроенности личной жизни.

- Какого черта? Пять утра, - недовольно проворчал он, взглянув на циферблат электронных часов, стоящих на прикроватной тумбочке.

- Да, слушаю.

- Олег Петрович, это Марья Никаноровна, с Басманной, - старушечий голос прерывался судорожными всхлипами плача,- позвонили, говорят, сестру вчера убили….

- Какую сестру, кто убил? – стараясь сбросить путы сна, машинально спрашивал следователь.

- В Алма-Ате, говорят,  Йети.

- Какой, к черту, Йети?

- Лохматый, Снежный человек, со страшным шрамом на лице.

Майор моментально проснулся:

- Его, что, кто-то видел?

- Да, муж покойницы.

- Он пьющий или сумасшедший?

- Нет, как все, всего в меру.

- Успокойтесь, Марья Никаноровна, я сейчас к вам подъеду, мы сможем связаться по телефону с мужем сестры вашей подруги в Алма-Ате?

Да, конечно, приезжайте, мне страшно.…

***

- Товарищи пассажиры, наш самолет пошел на посадку в аэропорт города Алматы, просьба оставаться на своих местах с пристегнутыми ремнями безопасности. Температура в районе аэропорта 39 градусов. Спасибо, что выбрали нашу компанию, надеемся, в дальнейшем еще не раз увидеть вас на борту нашего лайнера. После посадки, к выходу будете приглашены дополнительно….

- Олег Петрович, красота! Смотрите, какие горы, снежные вершины слепят, - очарованный лейтенант прилип лицом к иллюминатору.

- Первый раз в Казахстане, лейтенант?

- Да.

- И твое первое дело, с крещением тебя, Алехин.

- Спасибо.

Спустившись по трапу самолета, молодой офицер вслед за толпой направился к автобусу, отвозящему пассажиров к зданию аэропорта.

- Стой, Алехин, нам направо. За нами подана карета, указал Гурин на затормозивший у трапа полицейский форд. Высокий, статный смуглый мужчина с короткой прической жестких серебряных волос,  в строгом сером костюме, представился, пожимая руку обоим:

- Начальник Департамента внутренних дел, генерал Инсепов Берик. Наслышан о тебе, майор, с твоим шефом, генерал-полковником, мы в некотором роде земляки, а с моим отцом он провел детство на юге Казахстана. По его просьбе, лично буду вашим гидом. Сейчас ко мне, угощу бешбармаком, супруга уже готовит, а потом отвезу на тропу Йети.

- А что, реально было это чудище?

- Свидетель прошел через врачей-спецов, они заключили полную адекватность субъекта.

***

- Товарищ, майор, а наши генералы скромнее живут? - шепотом спросил Гурина Алехин под впечатлением хлебосольного визита в сады казахского Эдема закрытого охраняемого городка у подножия изумрудных хребтов Тянь-Шаня в усадьбе, не уступающей лучшим образцам Рублевки.

- Все от заслуг и родословной, дорогой Алехин, и наследства, знаешь ли, - улыбнулся майор.

Внедорожник, управляемый лично гостеприимным хозяином поднимался по крутому серпантину горной дороги, вдоль разноухоженных дачных и капитальных жилых построек частного сектора, утопающего в зелени садов. В стороне и ввысь, снежные вершины, казались обманчиво близкими. Через время Берик свернул машину с внутренней петли дороги вглубь застроенного небольшого плато. Мощенная диким камнем, узкая дорога закончилась тупиком с обветшалым покосившимся домом, двумя ярусами врезающимся в горный склон.

- Приехали, майор. Здесь жила жертва снежного бандита Йети.

Через двор, огороженный полусгнившим штакетником, покрытым чешуями мха,  спешил навстречу немолодой мужчина в просторной рубахе в красную клетку.

- Это супруг и очевидец происшествия.

Семен, как он сам просил себя называть, наверное, в сотый раз поведал очередному слушателю свою страшную историю:

- В восемь, а, может, в девятом часу вечера, здесь уже темнеет, солнце исчезает за горами. Я топил баню, как всегда по пятницам. Люся поднялась в сад яблоневый, что выше в горах, за травами для баньки и чая после, там их много, целебных. Вот... долго что-то ходила. Да, уже темнеть начало по-настоящему. Слышу, калитка скрипнула - и сразу крик дикий. Я бегом туда. Сначала Люсеньку увидел, на земле лежащую. Я к ней, а вдруг из-за кустов шиповника, что рядом с калиткой, поднимается страшилище лохматое, с рожей черта и шрамом от подбородка, через глаз и лоб, темным, глубоким. Я заорал от испуга и отключился на время. Пришел в себя, того гада уже не было, а супруженька моя мертвая была, со свернутой шеей.

Мужчина беззвучно зарыдал. Майор обнял его за трясущиеся плечи, успокаивая.

- А что там, выше в горы, за яблоневым садом? – спросил он у казахского коллеги.

Туда, выше, на гребне,  березовая роща, ельник, а где-то под две тысячи метров - красивые места, охраняемая частная территория с сосновым бором и особняк, отстроенный залетным иностранцем, говорят, он -  большой ученый, микробиолог в сфере реликтовой флоры и фауны, некий Патрик Янсен.

При упоминании личности иностранца, Гурин вздрогнул и невольно хлопнул тыльной стороной ладони по плечу Алехина, который воскликнул изумленно:

- Мне знакома эта фамилия!

- А что, Берик, ты можешь нас с ним познакомить?

- Какие проблемы, Олег, поехали.

Мощный внедорожник тяжело полз по крутому телу извивающейся змеиным телом дороги, наконец, вылез на почти горизонтальное плато, заставленное соснами, прикрывающими особняк в стиле мрачной готики. Выстеленная декоративным камнем, дорога оканчивалась закрытым шлагбаумом и алюминиевым щитом на обочине с предупреждающей надписью:

«Частная территория. Вход запрещен. Вооруженная охрана».

Через мгновение у шлагбаума проявился крепкий мужчина в камуфляже и о чем-то переговорил на казахском языке с генералом, который общался с ним, не выходя из машины.

- Он говорит, что профессор с двумя своими сотрудниками вчера срочно вылетел на родину.

- Хоть в чем-то повезло, - проговорил Олег, вызвав гримасу недоумения на лице высокопоставленного гида.

- У меня к тебе огромная просьба, Берик, я знаю, это в твоих возможностях, помоги попасть внутрь замка. Клянусь, ничего не нарушу, следов не оставлю.

- Но ты, понимаешь, это частная охраняемая территория….

- Понимаю, дорогой, но оч-чень надо! Я один зайду, ну, клянусь, не наслежу…..

Берик задумался:

- Это как-то связано с нашим делом?

- Я думаю, интуиция редко меня подводит, я там кое-что пойму.

Инсепов удалился в сторону запретной зоны и вскоре вернулся в сопровождении рослого парня.

- Давай майор, удачи, поаккуратней там. Нургазы тебя проводит.

-Есть, товарищ генерал, поаккуратней, будет исполнено, - обрадовано воскликнул Гурин.

В сопровождении охранника, он прошел вдоль длинного кирпичного строения, вероятно, гаража, с тремя большими рулонными воротами. Один проем, скрываемый наполовину поднятыми алюминиевыми профилями, позволил разглядеть небольшой фургон-холодильник.

- А зачем хозяину эта чудо-техника?

- Они что-то там производят в лаборатории, на втором этаже, и иногда это вывозят куда-то в горы, там без свидетелей проводят эксперименты. Ученые же - говорят, боятся конкуренции.

Натянув на ботинки бахилы и, закрыв кисти рук тонкими лайковыми перчатками, освещая себе путь галогенным фонариком, майор, не останавливаясь, прошел темный холл и, отдавшись во власть врожденной интуиции и подсказки охранника, сразу ступил на первую ступень лестницы, ведущей на второй этаж. Длинный коридор с десятком дверей. Наметанный глаз сыщика сразу отделил «домашние» двери от одной казенной. Толкнув створку двери, и вслед за ней вошел в просторное помещение, освещенное тусклым светом дня, проникающим сквозь полотно плотных жалюзи, закрывающих большие прямоугольные окна. От десятка больших шкафов, закрывающих одну из стен, пахнуло мрачной прохладой. Сквозь толстые стекла опечатанных матовых дверей, с фирменной надписью «Сryo-chamber – X», угадывались неясные силуэты чего-то или кого-то, излучающих злобную ауру. Тело майора ментально приняло на себя часть тревожного холода. Он застыл, и словно сапер в поисках минных растяжек, настороженно осматривал неприветливое помещение. Большой, массивный антикварный письменный стол с покрытой зеленым сукном столешницей и рядом - нестандартных размеров огромный напольный принтер.

Сыщик опустился в дубовое кресло с резной спинкой, увенчанной деревянной фигурой фантастического монстра. Слева от старинного чернильного набора из черного лунного камня лабрадора, на столе отсвечивала сусальным трауром табличка с многосмысловой надписью: «Вне клетки жизни нет». Осторожно выдвигая ящики, вынимал папки, профессионально откладывая в памяти детали расположения каждого документа, он желал найти что-то, о чем пока не знал, но внимая кому-то сведущему внутри себя, был уверен, что сразу узнает, лишь увидит это.

И изумленно вздрогнул, когда увидел и понял, что искал. Отливая желтой тенью далекого прошлого, лист плотной бумаги с сургучной печатью отсылал память сыщика назад, в столицу. Гурин достал мобильный планшет и заснял документ. Затем вернул документы назад, соблюдая их прежнюю очередность и место расположения. Собираясь задвинуть ящик, заметил в его углу миниатюрный слиток USB-флеш-накопителя. Открыв его, вставив в планшет, невольно вскрикнул:

- Дьявол, ты опять со мной в контакте! И я опять схожу с ума.

Он переписал невероятный видеосюжет, вернул флешку на место и быстро направился к выходу, придавленный мертвым светом высокогорья, процеженным сквозь жалюзи, чувствуя нехватку воздуха.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments